Сообщения без ответов | Активные темы

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Начать новую тему  Ответить на тему 
 Страница 1 из 2 [ Сообщений: 20 ] 
На страницу: 1, 2  След.
АвторСообщение
Из жизни старцев или Душеполезное чтение. Дм.Гриценко
СообщениеДобавлено: 23 ноя 2012, 19:42 
Не в сети
Аватара пользователя

Части из книги "Из жизни старцев ( мудрость праведных) или Душеполезное чтение"


составитель Дм.Гриценко

Предисловие


Вечно мы суетимся, пытаемся что-то сделать, попутно отыскивая ответы на тысячи всяких вопросов. Мучаемся от повседневной неопределенности, от тщетности затраченных трудов, от кажущейся бессмысленности бытия, и нет нам никакого покоя. « Суета сует...»
Но что можем сделать мы сверх того, что уже сделано, что можем понять сверх того, что давно уже понято?
Не лучше ли обратиться к мудрости праведных, в каждой мысли которых бездна пространства, в каждом слове которых великая сила и безмерная любовь?
Слова праведников как добрый совет, как помощь и утешение, как благодатный родник, утоляющий жажду, ибо слова эти от Единого Бога... У кого, как не у того же Иоанна Златоуста, Василия Великого, Григория Богослова, в заветах Иоанна Дамаскина, Дмитрия Ростовского, Филарета Московского, Иоанна Кронштадтского искать и находить твёрдую опору на жизненном пути? В глубоких размышлениях, в горячих молитвах о спасении души и мира вызревала духовная мудрость всех тех, кого благодарная память потомков причислила к лику святых. Книга прекрасно издана, с многочисленными цветными иллюстрациями.
Здесь собраны различные случаи из жизни старцев, святых Отцов Церкви, мучеников и т.п., то есть людей, живших праведной жизнью. Как вы обратите внимание, в большинстве из них нет автора, поскольку они взяты из самых разнообразных источников. Первых 80 таких , можно сказать эпизодов из жизни праведников, я отыскал сам, а 20 позаимствовал из газеты «Вера» за 2001 и 2002 годы.
Когда–то планировалось собрать 600 житейских случаев наших праведников , не из мира сего, и издать отдельной книгой. Но вскоре у меня появился грандиозный замысел осмыслить заново Священное Писание и избрать оттуда цитаты, изречения, назидания, высказывания, крылатые слова и тому подобное, и я полностью ушёл на эту задачу.
Конечно, эти случаи житейской мирской практики показывают как праведники поступали в тех или иных ситуациях, но всегда все они придерживались основных христианских ценностей: смирения, кротости, скромности, любви к ближнему и других добродетелей, из которых явствовала мудрость их носителей. Поэтому мы их здесь видим не со стороны поучений, наставлений и назиданий, а непосредственно в деле, в мирской жизни. В них, можно сказать, выражена сущность православия и в них наше Священное Предание. Пожалуй, эти жизненные ситуации этим и ценны и послужат нам образцом действий в нашем сложном и испорченном мире. Декабрь 2004
«Цветник духовный» — сборник высказываний о вере и христианской жизни святых отцов и учителей Церкви, подвижников веры и благочестия. В краткой форме, в виде небольших изречений, в нем представлен духовный опыт святых подвижников от первых веков христианства до нашего времени, а также мудрость знаменитых людей. Тем самым «Цветник духовный» можно назвать, в некоторой степени, энциклопедией тысячелетней мудрости. Впервые сборник был издан в 1903 г. Афонским Русским Пантелеймоновым монастырем. С тех пор его неоднократно переиздавали: по доступности и краткости изложения, по своей практической ценности эта книга — одна из самых любимых и читаемых.
В настоящий сборник вошли высказывания свт. Иоанна Златоуста, свт. Василия Великого, свт. Димитрия Ростовского, свт. Тихона Задонского, свт. Филарета, митрополита Московского, свт. Игнатия (Брянчанинова) и др., а также видных церковных деятелей XIX в. и многих других подвижников веры и благочестия. Помимо этого в сборник включены мысли светских и ученых людей Античности и Нового времени, а также деятелей различных периодов истории России.


 
Re: Из жизни старцев или Душеполезное чтение. Дм.Гриценко
СообщениеДобавлено: 23 ноя 2012, 21:03 
Не в сети
Аватара пользователя

***

Некий батюшка все никак не мог унять нескольких неофитов в своем приходе. Им слово – они в ответ десять, да все из святоотеческого писания, и даже чуть свысока на простеца-священника поглядывая, не понимая, что даже азов веры еще не постигли. В какой-то момент им показалось, что они совсем его одолели, но тут отче достал большую стеклянную банку и, наполнив ее камнями, спросил у неофитов:
– Полна ли банка?
– Да, полна, – услышал он уверенный ответ.
Тогда высыпал в нее немалое число гороха и потряс. Естественно, горошек занял свободное место между камнями. И еще раз спросил священник неофитов:
– Полна ли банка?
– Полна, – хором отвечали они, впрочем, уже с меньшим апломбом, чем прежде, чувствуя каверзу, которая не заставила себя ждать.
Священник высыпал в банку целый куль песка, уточняя:
– А теперь?
– Полна... – раздался уже один-единственный неуверенный голос.
А батюшка уже лил в банку один за другим стаканы воды, приговаривая:
– Камни – это то, что вы прочли о вере, горошек – ваши дела, песок – опыт, вода – благодать Божия. Чем раньше вы решите, что «все познахом», тем меньше у вас надежды по-настоящему наполниться.

***

Несколько лет назад на Паралимпийских играх в Сиэтле девять атлетов – калеки и инвалиды – встали на стометровую беговую дорожку. После выстрела стартового пистолета все устремились к финишу. Все желали выиграть. Один мальчишка споткнулся, кувыркнувшись, упал на дорожку и заплакал. Остальные восемь бегунов, услышав плач, замедлили бег и оглянулись. Увидев мальчика, они остановились и побежали обратно – все. Одна девушка с синдромом Дауна присела возле мальчика и стала его целовать, приговаривая: «Сейчас лучше?» Наконец все девятеро обнялись и двинулись к линии финиша. Все зрители на стадионе встали и зааплодировали. Те, кто был там, до сих пор рассказывают эту историю.

***

Многим кажется, – писал святитель Николай Сербский, – что, будь они на другом месте, они были бы лучше.
Богатому кажется, что добродетели мешает богатство, бедному кажется, что – бедность, ученому – ученость, невежественному – невежество, больному – болезнь, старому – старость, молодому – молодость.
Это всего лишь самообман и признание своего духовного поражения. Представьте, если бы плохой воин оправдывался: на этом месте я буду побежден; дайте мне другое, и я буду храбр! Настоящий воин всегда мужествен, победит он или погибнет.
Если бы святой царь Лазарь покинул поле битвы, то считался бы побежденным; но, оставшись, выстояв до конца, он победил.
Адам потерял веру в раю, Иов укрепил веру на гноище. Пророк Илья ни разу не сказал: голод мешает мне быть послушным Богу! И царь Давид не говорил: корона мешает моему послушанию.

***

Преподобный Силуан Афонский рассказывал об отце Паисии такой случай.
В 1977 году была великая засуха по всей Греции, но в особенности в Фессалии. Сельские жители находились в полном отчаянии: дождя не было уже около ста дней, и несчастье было неизбежно. Я пошел к отцу Паисию, чтобы открыть ему помыслы и получить пользу. Я и мысли не имел о возможном бедствии в сельской местности от засухи: что-то об этом слышал, но не обратил внимания. Отец Паисий казался обеспокоенным, но совершенно спокойным в глубине. Из сострадания несчастным земледельцам в конце нашей беседы он сказал: «Отец Силуан, сделай милость. Соверши бдение сегодня ночью и попроси Господа и Госпожу Богородицу собрать облака и пролить дождь в Фессалии, потому что от солнца и жары погорели посевы, а народ страдает и впадает в отчаяние. Мы обязаны поддержать его своими молитвами. И я тоже буду бодрствовать вместе с тобою, но каждый из нас – в своей келье».
Я сказал: «Благослови, отче Паисие», – и ушел в монастырь Кутлумуш.
На следующий день небо над Афоном почернело и на нас полил дождь. Радость, милость Божия, благословение! Я побежал к келье старца Паисия, и он, едва завидев меня, сказал мне: «Благословенный Богом, я сказал тебе молиться, чтобы дождь пошел только в Фессалии, а не на Святой Горе. Я дам тебе епитимью».

***

Однажды по приезде в епархию к святителю Иосафу Белгородскому явилось духовенство. Из его среды он обратил внимание на одного священника, глубокого старца. Узнав, что ему уже 130 лет и он изнемогает, но живет, святитель так сказал ему: «Я хочу знать, не омрачена ли твоя душа каким-либо тяжким грехом, который по неведению, быть может, сочтен тобою малозначащим и забыт? Долговременная жизнь твоя убеждает меня как пастыря войти в подробное рассмотрение дела и, очистив душу твою, примирить с оскорбленным тобою… Пройди мысленно жизнь твою, проверь все случавшееся с тобою, приведи на память каждое действие служения своего Богу. Может быть, что-то встретится, имеющее тень какого-либо греха».
Оставленный на некоторое время старец-священник припомнил забытый грех и поведал святителю, как некогда он в один день дважды, из-за страха перед строгим помещиком, отслужил обедню, несмотря на неземной глас: «Остановись, что ты делаешь? Не дерзай, аще же дерзнешь, проклят будешь!» На этот голос священник ответил тогда словами: «Сам проклят ты будь». Узнав это и уразумев, что священник заклял ангела того храма, святитель довел пастыря до сознания совершенного им греха. Потом поехал с походной церковью на место, где находился прежде тот храм, в поле. Там благословил старца отслужить литургию. Когда была она отслужена (а во время ее святитель усердно молился, преклонив колена), священник произнес отпуст. Святитель велел ему стать у правого угла престола и читать «Ныне отпущаеши...» По прочтении благословил его и сказал: «Прощаю и разрешаю тя от всех твоих грехов». Тут же старец-священник стал слабеть, склоняться и, припав к подножию престола, тихо испустил дух. Тут его и похоронили. Так святитель-прозорливец спас душу согрешившего пастыря.

***

В отдаленном селе Бузихино был приход с очень строптивыми прихожанами: то это им не понравится в батюшке, то другое. Священники там менялись каждый год. Задумался тогда епископ: «Где ж мне взять такого совершенного пастыря?» А прихожане просят-умоляют: «Пришли нам, владыко, настоятеля, скоро Пасха, служить некому». И вспомнил архиерей про одного нерадивого батюшку, которого отправил за штат из-за буйства и слабости к зеленому змию. «Праздничную службу он справит, – видно, так поразмыслил владыка, – а потом, когда сельчане возмущаться им станут, можно и другого священника послать. На фоне о.Федора новый настоятель им святым покажется». Вызывает он провинившегося: так и так, последний тебе шанс...
Отправился о.Федор в Бузихино. Проходит месяц – ни одной жалобы на него. Проходит год – ничего. Посылает владыка своего секретаря узнать, что там и как. Тот возвращается: «Все в порядке, прихожане довольны, церковный совет доволен, отец Федор тоже доволен». Спустя еще год вызывает владыка о.Федора:
– Скажи, как тебе удалось с бузихинцами общий язык найти?
– А я как приехал, сразу смекнул их главную слабость, на ней и сыграл.
– Как это?
– А понял я, владыко, что бузихинцы – народ непомерно гордый, не любят, когда их поучают. Вот я им и сказал на первой проповеди: так, мол, и так, братья и сестры, знаете ли вы, с какой целью меня к вам архиерей назначил? Чтобы вы меня на путь истинный направили. Семинариев я никаких не кончал и по недостатку образования пить стал непомерно, за что и был уволен за штат. Оставшись без средств к пропитанию, влачил жалкое существование, в довершение ко всему моя жена оставила меня, не желая разделять со мной моей участи». Как такое сказал, так у меня на глазах слезы навернулись. Гляжу, у прихожан тоже глаза на мокром месте.
«Так бы мне и пропасть, – продолжаю я, – да наш владыко, дай Бог ему здоровья, назначил меня сюда со словами: «Никто, отец Федор, во всей епархии не может помочь тебе, окромя бузихинцев, ибо в этом селе живет народ добрый и благочестивый». Так что, дорогие мои, прошу вас и молю, где ошибусь я, укажите. Ибо отныне вручаю в руки ваши судьбу свою». С тех пор мы живем в мире и согласии.
Услышав это, архиерей решил, что негоже пастырю «овцой заблудшей» выставляться, и решил снять о.Федора с прихода. Но не тут-то было: бузихинцы встали горой, грозились до Патриарха дойти, лишь бы оставили им батюшку-настоятеля.

***

Все держи на дистанции, а душу приближай к Богу, – говорил свт.Николай Сербский.
Если прольешь в огонь воду, не будешь иметь ни огня, ни воды.
Если пожелаешь чужого, возненавидишь свое, потеряешь и то и другое.
Если приблизишься к служанке, как к жене, не будешь иметь ни служанки, ни жены.
Если часто пьешь за чужое здоровье, потеряешь свое.
Если постоянно считаешь чужие деньги, все меньше будет своих.
Если постоянно считаешь чужие грехи, будешь множить свои.
Если, преследуя лисицу, настигнешь ее – вернешь петуха; если, преследуя медведя, настигнешь его – петуха не вернешь и себя погубишь.

***

Митрополита Кирилла (Смирнова), Казанского и Свияжского, везли в ссылку. В одну глухую ночь он был выброшен из вагона на полном ходу поезда.
Стояла снежная зима. Митрополит Кирилл упал в огромный сугроб, как в перину, и не расшибся. С трудом вылез из него, огляделся – лес, снег и никакого признака жилья. Он долго шел цельным снегом и, выбившись из сил, сел на пень. Мороз пробирал до костей сквозь изношенную рясу. Чувствуя, что начинает замерзать, митрополит стал читать себе отходную.
Вдруг видит: к нему приближается что-то очень большое и темное, всмотрелся – медведь.
«Загрызет», – мелькнула мысль, но бежать не было сил, да и куда? А медведь подошел, обнюхал сидящего и спокойно улегся у его ног. Теплом повеяло от огромной медвежьей туши и полным доброжелательством. Но вот он заворочался и, повернувшись к владыке брюхом, растянулся во всю длину и сладко захрапел.
Долго колебался владыка, глядя на спящего медведя, потом не выдержал сковывающего холода и лег рядом с ним, прижавшись к теплому животу. Лежал и то одним, то другим боком поворачивался к зверю, чтобы согреться, а медведь глубоко дышал во сне и обдавал его горячим дыханием. Когда начал брезжить рассвет, митрополит услышал далекое пение петухов. «Жилье близко», – мелькнула радостная мысль, и он осторожно, чтобы не разбудить медведя, встал на ноги. Но тот поднялся тоже, встряхнулся и вразвалку побрел к лесу. А отдохнувший владыка пошел на петушиные голоса и вскоре дошел до небольшой деревеньки.

***

Один городской житель сказал некогда преподобному Нифонту: «Живя в миру, невозможно спастись: если человек сам по себе благочестив, то другие вводят его в соблазн. Сверх того, сколько переговоров! Кто хочет быть совершенен, тот должен жить в монастыре или в пустыне».
Выслушав это, преподобный отвечал: «Чадо, место не спасет человека и не погубит; одни лишь дела спасают и губят. Нет пособия ни от святого сана, ни от святого места тому, кто не исполняет заповедей Божиих. Саул жил среди великолепия царского – и погиб. Давид жил среди того же великолепия царского – и принял венец. Лот жил среди беззаконников содомлян – и спасся. А Иуда находился в лике апостолов – и наследовал геенну. Кто говорит, что нельзя спастись в мире с женою и детьми, тот льстит своему безумию и порокам. Авраам имел жену и детей, рабов и рабынь и множество богатства, однако это не воспрепятствовало ему приобрести имя друга Божия.
Сколько спаслось служителей Церкви и пустыннолюбцев! Сколько вельмож и воинов! Сколько ремесленников и земледельцев! Сколько людей спаслось посреди шумных столиц и безмолвных пустынь! Прочитай жития святых и узришь имена угодников Божиих. С другой стороны, в этих же санах и сословиях, в этих же местах и в то же время погибло бесчисленное множество людей... От царей до рабов есть чада Царствия Небесного, и от царей до рабов есть чада погибели. Господь в объятия Свои принимает душу праведную равно с престола и от сохи, из алтаря и с поля брани. Итак, живет ли кто в мире, да не отчаивается. Согрешит ли – покаянием может опять приблизиться к Богу. Каждый пусть исполняет добродетели своего звания, которое Бог возложил на него, – и спасется. Напротив, если кто и удалится в безмолвную пустыню, но злых дел далече от себя не отставит, тот и в ней погибнет неминуемо».

***

Некий мудрец века сего пришел к старцу. Увидев, что у того нет ничего, кроме Библии, он подарил ему свой собственный библейский комментарий.
Через год он снова пришел к старцу и спросил:
– Отче, помогла ли тебе моя книга лучше понимать Библию?
– Напротив, – отвечал старец, – мне пришлось обращаться к Библии, чтобы понимать твою книгу.


 
Re: Из жизни старцев или Душеполезное чтение. Дм.Гриценко
СообщениеДобавлено: 23 ноя 2012, 21:41 
Не в сети
Аватара пользователя

***

Один искатель пришел к старцу и сказал:
– Я хочу найти путь к Богу. Помоги мне!
Тот внимательно посмотрел на него и спросил:
– Скажи мне сначала, любил ли ты кого-нибудь?
Гость ответил:
– Я не интересуюсь мирскими делами, любовью и прочим. Я хочу прийти к Богу!
– Подумай еще раз, пожалуйста, любил ли ты в своей жизни женщину, ребенка или хотя бы кого-нибудь?
– Я ведь уже сказал тебе, что я не обычный мирянин. Я – человек, желающий познать Бога. Все остальное меня не интересует.
Глаза старца наполнились глубокой грустью, и он ответил искателю:
– Тогда это невозможно. Сначала тебе следует познать, как это действительно, по-настоящему любить кого-нибудь. Это и будет первая ступенька к Богу. Ты спрашиваешь меня про последнюю ступеньку, а сам еще не ступил на первую.

***

В «Отечнике» рассказывается про одного подвижника, жившего в маленькой пещере, в которой возможно было помещаться только одному человеку. К нему во время его трапезы привыкла приходить волчица. Ожидала она всегда у входа в пещеру так долго, пока пустынник не выносил ей остатков своей трапезы: тогда она лизала его руки и уходила, как бы исполнив долг свой и получив утешение.
Случилось так, что подвижник отлучился на довольно продолжительное время из пещеры. Вернулся он только к ночи. В этот промежуток приходила волчица – к обычному часу трапезы. Обнаружив, что келья пуста, она вошла туда, и, увидев висящую в пещере корзинку из пальмовых ветвей с пятью хлебами, один из этих хлебов волчица достала и съела; затем, совершив преступление, ушла.
Пустынник, возвратившись, увидел, что корзинка повреждена и что недостает одного хлеба. По оставшимся крохам от съеденного хлеба он легко угадал виновного. Справедливость подозрения подтвердилась последствиями: в следующие дни волчица не приходила по своему обычаю, не решаясь на это после своего поступка.
Это огорчало пустынника. Призванная его молитвами, по прошествии семи дней она возвратилась и села, по обычаю, пред пещерой – как раз в это время пустынник употреблял пищу. Однако волчица не осмелилась подойти так близко, как подходила прежде, но сидела вдали, опустив глаза в землю, чем ясно выражала, что просит прощения. Пустынник, сжалившись над нею, приказал ей подойти ближе и, ласково погладив рукою по голове, угостил ее удвоенным количеством хлеба. Получив прощение, волчица развеселилась и снова начала исполнять принятую ею на себя обязанность – посещать пустынножителя.

***

Однажды царь Акбар беседовал со своими придворными. Это были девять самых умных людей страны. У Акбара был непредсказуемый характер: он внезапно мог совершить какой-то импульсивный поступок, выходящий за все рамки дворцового этикета... И, конечно, с царя невозможно было спросить, почему он так поступил.
Неожиданно Акбар ударил человека, стоящего рядом. Им оказался Бирбал, самый рассудительный человек при дворе. Бирбал подождал несколько секунд, наверное, думая, что делать, – однако делать что-нибудь было нужно! И вот он развернулся и дал пощечину человеку, стоявшему рядом с ним. Им оказался один из министров.
Хорошенькое дело! Тот просто опешил: «Что происходит? Что это за шутки?» И, недолго думая, залепил по уху следующему... Говорят, эта пощечина обошла всю столицу. А ночью Акбара внезапно ударила его собственная жена. Он спросил:
– Что ты делаешь?
Она ответила:
– Я не знаю, в чем дело, но это происходит по всей столице. Сегодня меня ударила твоя старшая жена. Но она старше меня, поэтому я не могла ответить ей тем же. А кроме тебя, мне некого ударить.
– Надо же, – задумчиво произнес Акбар. – Моя собственная пощечина вернулась ко мне.

***

Однажды к авве Дорофею пришел послушник и спросил: «Отче, как я могу исполнить заповедь «не суди»? Если я вижу, что мой брат солгал, должен ли я считать, что все равно он поступил правильно?» В ответ услышал он от старца: «Если скажешь: «Мой брат солгал» – ты скажешь правду. Но если скажешь: «Мой брат лжец», то осудил его. Ибо это осуждение самого расположения души его, произнесение приговора о всей его жизни. И добавил авва: а грех осуждения, по сравнению с любым иным грехом, – бревно и сучок по притче Христовой.


 
Re: Из жизни старцев или Душеполезное чтение. Дм.Гриценко
СообщениеДобавлено: 24 ноя 2012, 18:49 
Не в сети
Аватара пользователя

***

Одному монаху мешали молиться звуки разных живых тварей, наполнявших ночь. Разнообразные существа трещали, цокали, завывали, квакали и т.д. Сколько брат ни пытался делать вид, что ему все равно, – ничего не помогало. Наконец, он не выдержал и крикнул из окна: «А ну, тихо! Вы мешаете мне молиться!»
Воцарилась тишина. Но только инок взялся читать акафист, как раздалось осторожное: «Ква-а». – «Тихо, я сказал!» – возопил брат. Однако едва встал на колени и произнес несколько слов молитвы, как прострекотол сверчок. И хотя он тут же умолк, монах пришел к выводу, что в покое его все равно не оставят. Пошел жаловаться старцу. Тот выслушал и, улыбнувшись, спросил: «Разве ты забыл слова о том, что всякое дыхание хвалит Господа? Не мешай другим славить Бога на их языках и тогда поймешь – они тебе подмога, а не помеха».

***

Некий старик долгими часами сидел в церкви без единого движения. Однажды священник спросил его, что Бог говорит ему. «Бог не говорит. Он только слушает», – прозвучал ответ. «Ну а вы тогда о чем говорите Ему?» – «Я тоже не говорю. Я только слушаю».

***

Закончив службу, священник объявил:
– В следующее воскресенье я буду беседовать с вами на тему лжи. Чтобы вам было легче понять, о чем пойдет речь, прочитайте перед этим дома семнадцатую главу Евангелия от Марка.
В следующее воскресенье священник перед началом своей проповеди напомнил:
– Мы договорились поговорить сегодня на тему лжи. Прошу тех, кто не смог прочесть семнадцатой главы из евангелиста Марка, отозваться.
Лишь несколько человек признались, что у них не хватило времени открыть Евангелие.
– Вы свободны, – сказал им священник. – А вот с остальными нам есть, что обсудить. У Марка нет семнадцатой главы.

***

Часто неофиту, пришедшему в церковь из интеллигентской среды, не хватает «смирения ума», чтобы влиться в жизнь православной общины. Все-то ему кажется, что его не ценят, навязывают какие-то обычаи, правила. «Вот в первые века христианства, – вспоминает он из прочитанного, – было куда свободней». Между тем, попади он в то время...
Ученый Ориген, живший во II веке, в нынешнем понимании был истым интеллигентом – имел блестящие познания, поражавшие даже греческих философов-язычников, и отличался некоторым вольнодумием в богословских вопросах, за что его упрекали отцы Церкви. Видя это, власти Александрии всячески пытались отвратить его от христианства. Однажды посадили при входе в капище и велели раздавать всем входящим туда пальмовые ветви. Ориген подавал ветви и говорил: «Идите, примите не идольскую ветвь, а Христову...» Тогда делатели зла решили нанести срам христианскому ученому: «Или ты принесешь жертву нашим богам, или мы отдаем тебя эфиопу на осквернение твоего тела». Не в силах стерпеть позор, ученый согласился подойти к языческому алтарю: язычники положили ему на ладонь ладан и сами сбросили с нее на огонь жертвенника. Фактически Ориген не приносил жертву, это сделали за него. Но...
По церковному праву II-III веков вопросы вероотступничества рассматривались на особом Соборе, состоявшем только из христианских мучеников, выживших после гонений. Вердикт его был категоричен: Оригена извергнуть из общины. Ученый смиренно подчинился Собору и переехал в другое место, в Палестину. Там его тепло встретили и как известного и ученого толкователя Св. Писания убеждали проповедовать в храме. Ориген вышел на амвон и произнес только одно изречение, из псалма 49-го: «Грешнику же говорит Бог: что ты проповедуешь уставы Мои и берешь завет Мой в уста твои». После этого сел и заплакал. Вместе с ним плакали и все в храме.

***

Некий священник в Стамбуле был приглашен к турецкому судье для беседы. По дороге думал он о тех, кто не вернулся из дома этого человека, имевшего власть вершить суд скоро и казнить без промедления. Но судья встретил его благосклонно и, отослав слуг, наедине спросил со всей прямотою:
– Милостью Всевышнего я уже много лет судья и почитаем в народе за справедливый суд, ибо не принимаю подарков и не смотрю ни на какое лицо. Всю жизнь я питаю вдовиц, покровительствую сиротам и обездоленным. Скажи мне, наследую ли я то Царствие, которое вы, христиане, проповедуете?
Священник задумался, помолился внутренне и начал так:
– Дела милосердия твоего известны. Отвечу тебе, но прежде скажи мне, кто прилежнее служит тебе – рабы, коих в доме твоем довольно, или любимые сыновья твои?
Судья отвечал:
– Рабов я строго наказываю за малейшее непослушание, поэтому никто из них не осмеливается исполнять мои приказания с небрежением. Но к сыновьям я, верно, слишком добр, и по временам они меня огорчают.
– Хорошо. А кто же унаследует дом твой и все, что имеешь, – сыновья или рабы?
– Разумеется, сыновья.
– Вот ты и ответил на свой вопрос.

***

Один монах уклонялся от чтения Священного Писания, ссылаясь на занятость – то купол протечет, то дрова закончатся.
– Мы каждый день должны напоминать себе, что мы христиане, – говорил ему духовник.
– Но я и так об этом помню, и все четыре Евангелия знаю наизусть, – отвечал инок.
Можно было, конечно, дать ему послушание: хочется не хочется, а читай, и все тут. Старец, однако, решил сделать по-другому:
– Запрись в своей келье, – сказал он молодому монаху, – и повторяй непрестанно, что ты бык.
Прошло сколько-то времени, и наставник предложил ученику выйти.
– Не могу, – послышалось в ответ, – рога не пролезут.
На то, чтобы переубедить его, что никакой он вовсе не бык, понадобилось немало времени. Зато Писание инок читал с тех пор и напоминал себе непрестанно, в Кого верует, с величайшей охотой.


 
Re: Из жизни старцев или Душеполезное чтение. Дм.Гриценко
СообщениеДобавлено: 24 ноя 2012, 19:00 
Не в сети
Аватара пользователя

***

В болоте тонул человек. Он весь погрузился в трясину, и только голова его еще выглядывала. Несчастный орал во всю глотку, прося о помощи. Скоро целая толпа собралась на месте происшествия. Нашелся смельчак, пожелавший спасти тонущего. «Протяни мне руку! – кричал он ему. – Я вытащу тебя из болота». Но тонущий взывал о помощи и ничего не делал для того, чтобы тот смог ему помочь. «Дай же мне руку!» – все повторял ему человек. В ответ раздавались лишь жалобные крики о помощи. Тогда из толпы вышел еще один человек и сказал: «Ты же видишь, что он никак не может дать тебе руку. Протяни ему свою, тогда сможешь его спасти».

***

Один юноша не без труда нашел отшельника, который скрывался в горах, чтобы спросить его: «Отче, что я должен делать, чтобы обрести должную веру?» Монах в ответ промолчал. На следующий день юноша вновь спросил его о том же и опять не получил ответа. Наконец на третий день инок повел гостя к близлежащей реке, вошел в нее и кивком предложил следовать за собой. Достигнув достаточной глубины, пустынник взял молодого человека за плечи и с головой погрузил его в воду. Там он продержал богоискателя некоторое время, не взирая на его попытки освободиться. Наконец, отпустил, а когда юноша пришел в себя, поинтересовался: «Сын мой, когда ты был под водой, чего ты желал сильнее всего?» Тот ответил без колебаний: «Воздуха! Воздуха! Я хотел только воздуха!» – «А не предпочел бы ты этому богатство, удовольствия, власть, сын мой? Не думал ли ты об этих вещах?» – допытывался монах. «Нет, господин, я хотел воздуха и думал лишь о воздухе». – «Так вот, – сказал отшельник, – чтобы спастись, ты должен желать этого с такой силой, с какой только что жаждал воздуха».

***

Кротость – замечательное качество для того, чтобы терпеть других людей. Но есть кое-что выше нее. Владыка Сурожский Антоний рассказал однажды историю, которая произошла с ним в юности, в Париже:
– Я вспоминаю приходское собрание. Мне тогда было семнадцать лет. Сидели наши священники, между ними отец Афанасий. Была очень смелая, умная, образованная женщина в приходе, большой друг жены Чехова. Она встала и начала критиковать настоятеля, отца Афанасия. Помню, как я сидел и кипел внутренне, я чуть не перекипел, когда она о нем всему приходу сказала: «Этот дурак Афонька не может даже приход построить как следует!», но смолчал.
А потом мы поднимались по лестнице с отцом Афанасием, который во время всей этой тирады сидел, как изваяние, и я ему говорю: «Как вы могли так спокойно просидеть?» Он на меня посмотрел и говорит: «Да, правда! Как она меня должна любить, чтобы так правдиво при всех мне правду сказать обо мне самом!»

***

В древности один монах, живший в монастыре, имел обет безмолвия, но постоянно впадал в гнев. Однажды он решил: уйду отсюда в уединенное место, видеть там никого не буду, а потому и гневаться будет не на кого – так избавлюсь от этой страсти. Решив так, он ушел из обители и одиноко поселился в пещере. Как-то раз отправился он за водой. Зачерпнув сосудом воду, монах поставил его на землю – и сосуд тотчас перевернулся и упал. Подняв его, он зачерпнул воды в другой раз – сосуд опять опрокинулся. Потом, наполненный водой, и в третий раз перевернулся. Монах рассердился, схватил его и разбил. Придя же в себя, он понял, что это бес насмехается над ним, и сказал себе: вот я удалился и в пещеру, и все же не избавился от гнева, и вновь побежден дьяволом. Пойду обратно в монастырь, ибо везде необходимы подвиг, терпение и Божия помощь! И, встав, отправился в прежнее место подвигов.

***

В дневнике схимонахини Иоанны (духовной дочери новомученика епископа Серафима (Звездинского) есть такое сравнение:
«Стоит яблонька, как невеста, – чиста, свежа, прекрасная в цвету своем. Не успела украситься, как уже облетает и исчезает ее юная краса... Будет ли кто оплакивать, что цвет ее увял и исчез? Всякий знает, что это необходимо для плодов. Все радуются, что будут яблочки. Так не плачьте о тех, кто умер рано, во цвете своей красоты. В вечной будущей жизни райские плоды ждут чистых и непорочных душою».

***

Один ученик спросил своего наставника:
– Учитель, что бы ты сказал, если бы узнал о моем падении?
– Вставай!
– А на следующий раз?
– Снова вставай!
– И сколько это может продолжаться – все падать и подниматься?
– Падай и поднимайся, покуда жив! Ведь те, кто упал и не поднялся, – мертвы.


 
Re: Из жизни старцев или Душеполезное чтение. Дм.Гриценко
СообщениеДобавлено: 24 ноя 2012, 19:16 
Не в сети
Аватара пользователя

***

Старец Паисий Афонский всегда подчеркивал, что добрые дела нужно делать добрым способом, а иначе выйдет одна порча и бессмыслица. Как-то раз залетела к нему пчела, а один из братии стал выгонять ее, хлопая бумагой. Но это был напрасный труд.
– Ну, благословенный, – заметил старец, – пчела не уйдет, поскольку ты не выгоняешь ее добрым способом! Вот, смотри, как надо делать.
Он подошел и поставил ладонь перед пчелой. Она села на руку, и тот высунул свою руку в окно. Пчела улетела.
А вот еще одна иллюстрация мысли старца о добром способе. Как-то раз пришел к нему юноша с длинными, по моде, волосами до плеч. Спорить бесполезно. Мода!
– Где ты был, чадо, – улыбнулся старец гостю, – я искал тебя?
Юноша растерялся, так как впервые пришел на Святую Гору, и старец не мог его знать или ждать. Исполненный тревоги и любопытства, молодой человек спросил:
– Почему вы меня ищете? Что вы хотите от меня?
А старец в ответ:
– Вот, чадо, я хотел взять немного волос твоих!
– Зачем они вам, что вы будете с ними делать?
– Видишь ли, – объяснил старец, – я обещал одно чудо лысому, и он все ждет, бедный!
Юноша рассмеялся и с этого момента полюбил отца Паисия. Вот так, шутя и улыбаясь, старец убеждал и воспитывал.

***

Жил на свете один старый человек, каждый день он поднимался на вершину холма и задумчиво глядел на расстилающийся внизу городок. Однажды около него остановился путник с узлами за плечами и спросил: «Что за люди живут в этом городе? Я спрашиваю, потому что ищу, где поселиться». Старик ответил вопросом: «А какие люди жили в том городе, откуда ты родом?» – «Жалкое отродье, – сказал путник, – негодяи, грубияны, жадные, которым ни до кого, кроме самих себя, и дела нет. Зимой снега не выпросишь. А здесь как?» Старик ответил: «Лучше вам идти мимо. Люди здесь точно такие же, как и там, откуда вы пришли». И путник ушел.
Случилось, что и на следующий день к нему подошел другой путник с узлом за плечами и спросил то же самое: «Что за люди живут в этом городе? Ищу, где поселиться». И опять старик повторил свой вопрос о том, какие люди живут в том городе, откуда путник родом. «Горько мне вспоминать об этом – они все были такими честными, храбрыми и заботливыми, благородными и добросердечными, дружными и любящими, готовыми чужому отдать последнюю рубашку». Услышав такое, старик улыбнулся: «Добро пожаловать в наш город. Уверен, найдете вы здесь точно таких же людей, как в том городе, откуда пришли...»

***

К одному мудрецу многие просились в ученики. Но всех принять невозможно, потому что дар рассуждения лучше всего зреет в тишине. Однако и отказать всем нельзя, ведь сказано у Исайи: «несите воды навстречу жаждущим». Что же делать?
Вот пришел один проситься в ученики и слышит вопрос старца:
– Скажи мне, что ты сделаешь, если найдешь кошелек с деньгами – вернешь ли его хозяину?
– Нет, не верну. Если было попущение Божие, чтобы кошелек перешел ко мне, так тому и быть.
Старец изумленно посмотрел на соискателя и произнес:
– Ты пришел ко мне искать хитрости, а не мудрости. Но этому я не смогу тебя научить.
Пришел другой проситься и был встречен тем же вопросом:
– Вернешь ли ты найденный кошелек его хозяину?
Тот удивился столь простому испытанию и, не задумываясь, ответил:
– Если бы я знал, кто хозяин, я бы тут же вернул деньги.
– Тебе я тоже ничем не смогу помочь, – развел мудрец руками. – Ты из тех, кто способен лишь поучать, но не учиться.
Наконец, вошел третий из тех, кто желал поступить в ученики к мудрецу. В ответ на тот же вопрос он ответил без особой уверенности:
– Не знаю, авва, что буду делать, если найду кошелек. Корысть – величайшее искушение, она сокрушала и не такие твердыни, как я. Но уповаю, что Господь не оставит меня в эту минуту.
– Оставайся, – сказал мудрец, обнимая гостя, – и станем учиться друг у друга.

***

Старец Паисий Афонский беседовал с посетителем, в то время как один инок стоял поодаль, ожидая своей очереди, с сумой за плечами и поникшим видом. Скорбь его была от того, что один человек, которому он сделал много доброго, начал вдруг распространять про него злые сплетни. Скорбь и мучения инока были нестерпимы, но поначалу старец будто не замечал его состояния. Наконец, прервав разговор с гостем, он вдруг повернулся к молодому иноку и сказал, улыбаясь:
– Послушай, дорогой отец! Бывает, кто-то в жизни помогает ближним, благодетельствует и любит их, а те, в свою очередь, воздают ему добротой и любовью. Все это – как сухари в сумке, которую ты носишь на спине! Но когда тот, кому ты помогаешь, благодетельствуешь, вместо благодарности и признательности осуждает тебя, тогда это идет в другую «торбу», лучшую, которую имеем на Небе и которую выгодно иметь полную! Поэтому не смущайся: лишь благодари, поскольку наполняется «торба» твоя наверху, и не обрящешь ее пустой!
После этих слов старец повернулся и продолжил беседу с мирянином.
А инок, вздрогнув от неожиданного ответа на его внутреннюю скорбь, с удивлением заметил, как изгоняются из его души все те чувства, которые только что приносили ему такие мучения.

***

Один мирянин Т. решил обратиться к старцу Паисию Афонскому, чтобы рассказать об одном искушении. Когда он общался с товарищами, имеющими гордый образ жизни, то и сам вынужден был вести себя подобно им. И сколько сил ни прилагал, не мог изменить этого положения дел. Пока он рассуждал, как лучше задать вопрос, пришел один паломник и принес старцу в подарок прекрасный арбуз. Паисий взял его со словами:
– Поскольку ты принес мне арбуз, одолжи и нож твой, чтобы нам разрезать, и я скажу вам «тайну», как стали арбузы сладкими и вкусными!
Паломник дал ему нож, и старец начал разрезать арбуз на доли и давать каждому по куску. Когда дошла очередь до Т., у него было предчувствие, что то, что он услышал бы, относилось к нему и имело отношение к проблеме, которая его занимала. И старец, посмотрев на него своим спокойным и проницательным взглядом, слегка улыбаясь, сказал:
– Если посадим рядом арбуз и тыкву, то произойдет следующее: тыква заберет всю сладость от арбуза, и арбуз станет невкусным и несладким, тогда как тыква, сколько бы ни приняла сладости, всегда останется тыквой. По этой причине, если хотим иметь сладкий и вкусный арбуз, нужно держать его подальше от тыквы.
Сказав это, старец дал паломнику прекраснейший ответ: он помог ему таким способом понять, что друзей нужно выбирать с разбором.


 
Re: Из жизни старцев или Душеполезное чтение. Дм.Гриценко
СообщениеДобавлено: 24 ноя 2012, 19:21 
Не в сети
Аватара пользователя

***

Об афонском духовнике иеромонахе Савве, «Златоусте духовников», рассказывали, что если он видел какого-либо молодого монаха или послушника, стыдящегося сознаться во всех своих грехах, то придумывал нечто, этакие уловки.
– Не колеблясь расскажи мне о своих грехах, чадо мое, – говорил о.Савва. – Я старый человек, я даже могу заснуть, но ты продолжай. Христос здесь, и Он все слышит…
Монах начинал говорить, а духовник притворялся засыпающим. Скоро голова его опускалась, он даже и похрапывал. Тогда монах начинал называть свои самые серьезные прегрешения.
– Чадо мое, остановись на минутку, ты только что назвал какой-то грех, – вдруг «просыпался» старец. – Что ты сказал? Я не расслышал. Скажи более отчетливо, ты очистишь свою душу.
Монах набирался смелости и говорил ясно. С души его спадала тяжесть. Бог радовался, а бес уязвлялся

***

Некогда в скиту брат впал в грех. Братия, собравшись, послали за аввою Моисеем. Авва взял худую корзину, наполнил ее песком и так пошел. Иноки, вышедшие к нему навстречу, спросили его: «Что это значит, отец?»
Старец отвечал им: «Это грехи мои сыплются позади меня – но я не вижу их, а пришел теперь судить чужие грехи».
Братия, услышав это, ничего не стала говорить оступившемуся иноку, но простила его.

***

Старец Варсонофий Оптинский рассказал как-то такую историю.
Один инок, достигнув уже высокой духовной жизни и совершив всевозможные подвиги, начал смущаться помыслом – в чем же будет заключаться вечное блаженство? Ведь человеку все может наскучить. В смущении инок не находил себе покоя, душа его скорбела. Однажды пошел он в лес и зашел в густую чащу. Усталый, присел на старый пень, и вдруг ему показалось, что весь лес осветился каким-то чудным светом. Затем раздалось невыразимо сладостное пение. Объятый восторгом, инок внимал этим звукам. Он забыл все на свете. Но вот, наконец, пение прекратилось. Сколько времени оно продолжалось — час или два, — монах не мог определить, но явно не слишком долго. Хотелось бы еще послушать.
С большим трудом монах выбрался из леса и пошел в свою обитель. Но почему-то на каждом шагу старец удивлялся, видя новые, незнакомые ему здания и улицы. Вот и монастырь. «Да что же это такое, — сказал он про себя, — я, верно, не туда попал». Инок вошел в ограду и сел на скамью рядом с каким-то послушником.
— Скажи мне, Господа ради, брат, это ли город N?
— Да, — ответил тот.
— А монастырь-то ваш как называется?
— Так-то.
— Что за диво? — и старец начал подробно расспрашивать инока об игумене, о братии, называл их по именам, но тот не мог понять его и отвел к игумену.
— Принесите древнюю летопись нашего монастыря, — сказал игумен, предчувствуя, что здесь кроется какая-то тайна Божия.
— Твой игумен был Иларион?
— Ну да, ну да! — обрадовался старец.
— Келарий такой-то, иеромонахи такие-то?
— Верно, верно, — согласился обрадованный старец.
— Воздай славу Господу, отче, — сказал тогда игумен. — Господь совершил над тобою великое чудо. Те иноки, которых ты знал и ищешь, жили триста лет тому назад. В летописи же значится, что в таком-то году, такого-то числа и месяца пропал неизвестно куда один из иноков обители.
Тогда все прославили Бога.

***

«Не любят люди беспокоить себя думами, да еще – о непостижимом; а отрицать, хотя бы вопреки смыслу, любят: дерзка душа легкомысленного человека!» – подмечает в одной из своих книг митрополит Вениамин (Федченков) и приводит такой случай.
Один профессор встретил своего бывшего студента. Молодой человек с самохвальной развязностью заявил своему учителю, что теперь уже не верит в иной мир.
– Почему же? – спокойно вопрошает опытный профессор.
– Я не признаю ничего непонятного.
– А вы мясо кушаете?
– Кушаю.
– Какое: сырое, вареное или жареное?
– Не сырое же!
– А почему?
– То вкусное, сырое – противно.
– А вы понимаете, отчего это?
– Не задумывался никогда.
– Ну, в таком случае я бы вам посоветовал и тут быть последовательным: не принимать мяса, раз вы его не понимаете. А когда уж поймете, тогда и ешьте!

***

– Видали ли вы искусственные цветы прекрасной французской работы? – спрашивал батюшка Варсонофий Оптинский. – Сделаны они так хорошо, что, пожалуй, не уступят по красоте живому растению. Но это – пока рассматриваем оба цветка невооруженным глазом. Возьмем увеличительное стекло и что же увидим? Вместо одного цветка – нагромождение ниток, грубых и некрасивых узлов; вместо другого – пречудное по красоте и изяществу создание. И чем мощнее увеличение, тем яснее проступает разница между прекрасным творением рук Божиих и жалким ему подражанием.
Так и со Священным Писанием. Чем больше вчитываемся мы в Евангелие, тем явственнее разница между ним и лучшими произведениями величайших человеческих умов. Как бы ни было прекрасно и глубоко любое знаменитое сочинение – научное или художественное, но всякое из них можно понять до конца. Глубоко-то оно глубоко, но в нем есть дно. В Евангелии дна нет. Чем больше всматриваешься в него, тем шире раскрывается его смысл, неисчерпаемый ни для какого гениального ума.

***

В бытность батюшки Амвросия Оптинского часто ходил к нему за советом один инок по имени Феодосий. Но однажды, придя к старцу, он сказал:
– Вот, батюшка, уже двадцать лет, как я с вами связан, а все не имею сил признаться в одном помысле.
– В каком же?
– Очень трудно сказать, так как помысл против вас, батюшка.
– Ну что ж тебе помысл говорит? Я – блудник? Убийца? Вор?
– Нет.
– Может быть, поджигатель какой?
– Нет, – вздохнул Феодосий.
– Тогда говори кто, – повелительно сказал св.Амвросий.
– Батюшка, – вымолвил его духовный сын, – хотя я постоянно пользуюсь вашими советами, но не верю, будто вы имели какую-нибудь благодать. У вас просто есть дар рассуждения.
– Ну что ж, – ответил отец Амвросий, – и за то слава Богу.
Прошло несколько лет, о.Амвросий уже скончался, а инок Феодосий, читая однажды Пролог, нашел там историю, которая поразила его в самое сердце. О том, как однажды знаменитые подвижники, в том числе и преподобный Антоний Великий, собрались вместе и рассуждали, какая добродетель всех выше. Один говорил – терпение, ему возразили: такой-то был терпелив, но пал. Наконец, все согласились на том, что самая важная добродетель есть духовное рассуждение. Тогда-то понял Феодосий, что покойный батюшка обладал неоценимым духовным даром.

***

Одна мать подвела к священнику свое чадо, ужасно любившее сладости.
– Батюшка, вразумите моего сына, – попросила она.
Иерей внимательно посмотрел в глаза мальчику и велел привести его через две недели. Прошло это время, мать с сыном подошли к батюшке, но тот, обменявшись с мальчиком взглядами, попросил отсрочки еще на неделю. И в третий раз привела мать свое чадо.
И лишь тогда батюшка, снова взглянув в глаза ребенку, произнес:
– Ешь, пожалуйста, сладкое в меру.
– Хорошо, – ответил мальчик, – я сделаю, как вы сказали.
Мать была крайне удивлена и спросила:
– Отчего вы в первый и во второй раз не могли сказать этих слов?
– Понимаешь, – смущенно отвечал священник, – дело в том, что я сам очень любил сладкое. Когда ты попросила меня поговорить с ребенком, я подумал, что двух недель мне будет достаточно, чтобы избавиться от страсти. Но этого срока оказалось мало. А как я мог другого отвратить от греха, которому сам был подвержен?

***

Насельница Марфо-Мариинской обители Матушка Евфросиния (впоследствии монахиня Любовь, †15.03.1956), была сослана в 20-е годы в ссылку в Среднюю Азию вместе с другими насельницами обители.
Местные жители, узбеки и киргизы, очень хорошо относились к ссыльным и много помогали им, давая на рынке продукты. «Апа (сестра), мулли есть?» – спрашивали они у Евфросинии, которая знала о всех прибывающих в ссылку. Узнав, что прибыла новая партия священников и монахов, местные жители пускали их на квартиру. А Евфросиния лечила местных святой водой как лекарством, мысленно говоря: «Молитвами батюшки нашего, Господи, исцели!» – и помогало. Раз ночью прибежала узбечка: мальчик кричит, в ухе нарыв. Пошли, капнули в ухо, а утром все прошло. Киргизы много болели от грязи, глаза у них краснели, гноились. Матушка вместе с подругой смочат ватку святой водой, протрут ею глаза, и болезнь совершенно проходила. Один старый киргиз пришел – все лицо в проказе, плачет: «Апа, дар барма? (Сестра, лекарство есть?) Помоги!» Смоченной в святой воде ваткой ему вытерли лицо, и на другой день он пришел – лицо чистое. Слух о чудодейственном средстве прошел по округе, стало приходить все больше людей. Узнай об этом власти, могли выслать в еще более глухое место. Пришлось сказать пациентам, что «лекарство кончилось».

***

Некогда приближенный к царю военачальник решил свергнуть своего правителя. Написал он письма к известным ему царским недоброжелателям, подстрекая их к мятежу. Но заговорщик вскоре был убит своими воинами, не желавшими идти против правителя, а письма те доставили царю. Узнав, что это за письма, царь приказал их тут же сжечь, не распечатывая. На вопрос удивленных придворных, почему он не воспользовался случаем, чтобы узнать своих противников, царь ответил: «Они не любят меня, но не совершили преступлений. Ненависть же в душе правителя страны разрушительнее заговора».

***

Настоятельница Леушинского монастыря игуменья Таисия вспоминала случай, произошедший с ней во время путешествия по Волге на пароходе вместе с о.Иоанном Кронштадтским.
«Я решилась высказать ему свои тревожные мысли о загробной участи моей матери, которая сильно противилась моему уходу в монастырь... Меня тревожила мысль, не вменит ли Господь во грех это ее упорство. И вот я спросила о сем батюшку. Он сказал мне: «Молись за нее» и, продолжая сидеть неподвижно с Евангелием в руках, сосредоточенно смотрел куда-то вдаль. Я уже больше не повторяла своего вопроса, и мы сидели с ним молча около четверти часа. Вдруг батюшка, обернувшись ко мне, произнес твердо: «Она помилована!» Я никак не дерзала понять эти слова как ответ на мой вопрос, считая его уже поконченным, и, в недоразумении взглянув на батюшку, спросила: «Кто помилована, о ком вы это сказали?» – «Да ты о ком спрашивала, о своей матери? – возразил он. – Ну так вот, я и говорю тебе, что она помилована». – «Батюшка, дорогой, – продолжала я, – вы говорите как получивший извещение свыше». – «А то как же иначе? – ведь о подобных вещах нельзя говорить без извещения, этим не шутят».


 
Re: Из жизни старцев или Душеполезное чтение. Дм.Гриценко
СообщениеДобавлено: 24 ноя 2012, 19:30 
Не в сети
Аватара пользователя

***

Однажды ученики пришли к старцу и спросили его: почему дурные наклонности легко овладевают человеком, а добрые – трудно и остаются непрочны в нем.
Что будет, если здоровое семя оставить на солнце, а больное зарыть в землю? – спросил старец.
– Доброе семя, что оставлено без почвы, погибнет, а плохое семя прорастет, даст больной росток и худой плод, – ответили ученики.
– Так поступают люди: вместо того, чтобы втайне творить добрые дела и глубоко в душе растить добрые начатки, они выставляют их напоказ и тем губят. А свои недостатки и грехи, чтобы их не увидели другие, люди прячут глубоко в душе. Там они растут и губят человека в самом его сердце.
Вы же будьте мудры.
Ученики возблагодарили авву за поучение и удалились в размышлении.

***

В дни войны с агарянами силы христианского воинства были малы перед бесчисленными полчищами врагов. И был некий вельможа, призывавший царя христианской державы покориться чужеземному повелителю. Но не послушал царь вельможу своего и погиб в кровопролитном сражении с врагом.
Вельможа молчаливо осудил царя за безрассудство, изъявил покорность магометанскому повелителю и был им оставлен у власти. Так уверился он в собственной мудрости и в милости агарянской.
Но вскоре потребовал завоеватель у вельможи дочь для своего гарема. Горько призадумался вельможа, но вынужден был отдать дочь свою на поругание. Когда же повелитель неверных приказал отдать в свой гарем и любимого сына вельможи, в отчаянии возроптал вельможа и был вместе с семьей своей предан позорной казни.
Перед смертью проклял себя вельможа за то, что не сразился он с мечом в руке и не погиб со славой рядом с царем своим, и раскаялся вельможа в своей безумной вере в милосердие врага. Понял он, что милость хищника являет себя лишь в том, чтобы не резать всех овец разом, а только по очереди.

***

Старец Николай из села Борисовка Днепропетровской области рассказывал такую историю. Один священник (наверное, сам о.Николай, но об этом старец умолчал) находился в заключении в лагере. И вот лагерное начальство решило по-своему справить Пасху – собрать всех заключенных, и чтобы перед ними священник отрекся от Бога. «Выйдешь и скажешь, что Бога нет. А не то...» – инструктировали батюшку мучители.
Деваться некуда. Выходит священник перед своими собратьями-заключенными и первым делом, поскольку была Пасха, здоровается:
– Христос воскресе.
– Воистину воскресе! – хором отвечают ему.
– Христос воскресе! – повторяет батюшка на все четыре стороны и сходит с трибуны. «Ты что?!» – подступает к нему лагерное начальство. А тот в ответ: «Да как же я буду говорить, что Христа нет, когда весь народ утверждает, что Он воскрес?!»

***

Давным-давно жил старец, окруженный учениками. Самый способный из них однажды задумался:
– Есть ли вопрос, на который наш учитель не смог дать правильного ответа?
Он пошел на цветущий луг, поймал самую красивую бабочку и спрятал ее между ладонями. Бабочка цеплялась лапками за его руки, и ученику было щекотно. Улыбаясь, ученик подошел к старцу и спросил:
– Скажите, какая бабочка у меня в руках – живая или мертвая?
Он крепко держал бабочку между ладонями и готов был в любое мгновение сжать их ради своей истины. Не глядя на руки ученика, учитель ответил:
– Всё в твоих руках.


 
Re: Из жизни старцев или Душеполезное чтение. Дм.Гриценко
СообщениеДобавлено: 24 ноя 2012, 19:36 
Не в сети
Аватара пользователя

***

Святой Амвросий Оптинский учил не выставлять на показ дары, данные от Бога. По его молитвам не единожды совершались чудеса, которые он прятал за шуткой или выдавал за случайность. Однажды зашел к преподобному инок, страдавший от зубной боли. Старец с размаху заехал несчастному в челюсть да еще спросил весело так: «Ну как, ловко?» «Ловко-то ловко, батюшка, – отвечал монах уныло, – да уж больно очень». Однако, выйдя от старца, он вдруг почувствовал, что совершенно исцелился.

***

Два монаха переходили вброд бурную речку. К ним обратилась за помощью красивая молодая женщина с просьбой помочь перейти слишком глубокий для нее брод. Старый монах молча взял ее на плечи и перенес на другой берег.
Уже на подходе к монастырю молодой монах прервал молчание и спросил старца: «Писания запрещают монахам даже прикасаться к женщине, а ты не только прикасался, но и нес ее на своих плечах!»
Старец рассмеялся и ответил: «Я оставил ее возле реки, а ты все еще ее несешь».

***

Однажды два пастуха завели меж собой спор о делах государства. И один из них бестолково осуждал государя, а другой невпопад защищал его правление. Охрипнув от крика и подравшись, не смогли они доказать друг другу ничего. В сердцах решили пастухи пойти по дороге, пока не найдут человека, который смог бы разрешить их спор.
Так, бранясь, пошли неведомо куда, оставив стадо. Вскоре, на счастье, встретили они шедшего на службу сельского священника. Поведали ему пастухи свой спор и попросили рассудить их. И ответил им священник: «Дети мои! Суть вашего спора в том, что один из вас доит козла, а другой подставляет ему решето!»
Оторопели от такого ответа пастухи, но тут вспомнили об оставленной работе и поспешили обратно к стадам.

***

У митрополита Антония Сурожского было много духовных детей, среди них – владыка Василий (Родзянко). Его митрополит постригал в монашество, готовил к епископскому служению в Америке. Отец Василий, узнав, что будет епископом, спросил у митрополита: «Как же я буду исполнять монашеский обет послушания, если я стану епископом и сам буду руководить? Меня станут слушать, а у кого мне быть в послушании?» И тогда владыка Антоний сказал ему: «Всякий человек, который окажется на твоем пути, – вот у этого человека ты и будь послушником. Если, конечно, он не начнет требовать от тебя чего-то противного воле Божией».

***

Однажды к старцу пришли двое юношей и спросили его: «Скажи нам, святой отец, как умертвлять худые наклонности и искоренять пагубные привычки?» Старец попросил одного из них вырвать молодое деревце, что тот легко сделал. После этого он попросил вырвать другое. Юноша вырвал и второе, но оно было крепче, и ему пришлось потрудиться. Пустынник подвел юношу к третьему, высокому и крепкому дереву. Вырвать его не удалось даже обоим юношам.
После он сказал: «Дети мои, злые наклонности и привычки похожи на эти деревья: если они недолго росли и недавно вкоренились в сердце, то одной твердой воли достаточно искоренить их; но если они глубоко пустили свои корни, то уже очень трудно или почти невозможно господствовать над ними. Итак, трудитесь, пока есть время, пока тяжкая борьба не превышает сил ваших!»

***

Незадолго перед революцией на Соловках еще можно было видеть древнего летами подвижника отца Азария. Впрочем, телесную мощь он сохранял едва ли не до самой смерти, и что ни день – колол дрова. Бывало, братия, возвращаясь с утрени из собора, окликала его:
– Отец Азарий, брось работать. Пойдем чай пить.
А надо сказать, что чай в старые времена считался пусть невинным, но излишеством. И еще. До окончания литургии православным положено воздерживаться от пищи и пития, даже если они пребывают вне храма.
Старец же отвечал:
– Да я уже чаю напился.
– Как?! Схимник ты, а уже напился чаю – так рано?! – изумлялись монахи.
– А я как перед постригом чаю напился, так мне и довольно.

***

Одного старца спросили: как может ревностный христианин не соблазниться, когда испытывает столько искушений: мир всячески противостоит ему, он видит монахов, возвращающихся в мир, понимает собственную слабость и т.д.?
Старец ответил: пусть вообразит себе собак, преследующих зайцев. Когда одна из них увидит зайца, немедленно бросается за ним – прочие видят только погнавшуюся собаку и сначала также побегут за ней, а потом возвращаются назад; первая же собака, которая увидела зайца, одна гонится, доколе его не поймает. Ее не отвлекают от цели ни то, что другие собаки отстали, воротившись назад, она не смотрит ни на стремнины, ни на лесные чащи, ни на колючие кусты и, пробегая сквозь терние, часто бывает изранена, но не перестает бежать. Вот так же и ищущий Владыку Христа неуклонно стремится к Нему, побеждая все встречающиеся ему соблазны, доколе не достигнет цели.

***

Один мудрый старец как-то попал в нужду и истощал от голода. Царь той страны, где жил этот мудрец, от одного из случайных гостей узнал об этом.
– Разве государь, – сказал гость, – позволит умереть бедствующим мудрецу и его семье? Что скажут об этом повелители других держав!
Царь тотчас велел слуге отнести мудрецу хлеба.
Но мудрец вышел к посланцу царя, поклонился и хлеб не принял. Царский слуга удалился. Когда старец вошел в дом с пустыми руками, жена его запричитала: «Мы же отощали от голода! И тут приходит посланец государя и приносит зерно – разве это не Божий дар?!»
Мудрец ответил:
– Царь шлет в подарок зерно, а сам меня не видел, знает обо мне лишь с чужих слов. Так с чужих слов он обвинит меня и в преступлении. Вот почему я не принял дара.


 
Re: Из жизни старцев или Душеполезное чтение. Дм.Гриценко
СообщениеДобавлено: 24 ноя 2012, 19:43 
Не в сети
Аватара пользователя

***

Старец Амвросий Оптинский рассказывал, как одна исповедница сказала духовнику, что она очень гордая.
– Чем же ты гордишься? – спросил ее батюшка. – Ты, верно, знатна?
– Нет, – ответила женщина.
– Талантлива?
– Нет.
– Так, стало быть, богата?
– Что вы, совсем не богата.
– Гм... в таком случае можешь гордиться, – добродушно сказал духовник.

***

Инок спросил старца: «Есть два брата, один безмолвствует в келье, продолжая пост до шести дней в седмицу и много налагая на себя трудов; другой же служит больным. Чье дело более приятно Богу?» Ответил старец: «Хотя бы тот брат, который держит пост в течение шести дней, за ноздри подвесил себя, и тогда он не мог бы сравняться с тем, который служит больным».

***

В дневнике странника Якова Фетисова есть запись о том, как он собирал деньги на церковь в Петербурге. Однажды сошлись в трактире пятеро таких сборщиков. Трое выпили чаю с хлебом, а двое других заказали также и мяса, и вина. Оказалось, что люди подают им много охотнее, чем другим.
Задумался Яков: в чем причина такой удачливости? Ведь и он тоже не спал, не сидел, а день-деньской старался. Решил подсмотреть и обнаружил, что его собрат просит так настойчиво, что это похоже на вымогательство. Зайдет во двор, раз крикнет, посыплются копейки из окон, пора и честь знать, но нет. Сборщик снова кричит, и снова сыплется мелочь.
Перенять этот метод скромный крестьянин Фетисов не смог. И что же? В Александро-Невской лавре вдруг сама подошла к нему дама, расспросила обо всем подробно и дала два золотых. «В этом я усмотрел Промысл Божий», – записал в свой дневник странник, получивший и деньги, и радость духовную.
А что же другой сборщик? Вырывая милостыню нахрапом, он был подобен ребенку, который накануне именин ищет и находит подарок. Другого все равно не купят, а вот радости принятия дара он себя лишил.

***

Некто спросил мудреца:
– Зачем ты постоянно читаешь книги, в которых содержится учение о Божестве и обязанностях человека? Ведь ты уже несколько раз их читал!
Мудрец сказал:
– Зачем ты сегодня требуешь пищи? Ведь ты вчера ел?
– Я делаю это для того, чтобы жить.
– И я читаю для того, чтобы жить, – ответил мудрец.

***

Как достичь смирения? Вот один из советов митрополита Антония Сурожского: мы должны научиться смотреть на себя с долей юмора, который воспитывает в нас жизненный реализм.
Например, воспаленное воображение подсказывает: «Я гениален». А ты со спокойной улыбкой на это отвечаешь: «Не будь дураком, ты посредственный человек» или «Какой ты смешной, чего ты пыжишься?»
«Помню, в детском лагере, – рассказывает владыка Антоний, – кто-то из моих товарищей пришел в страшную ярость. Наш руководитель, вместо того чтобы его остепенить, взял и поставил перед ним зеркало. Когда мальчик увидел свое искаженное бешенством лицо, у него вся злость сразу спала».
Реалистичный взгляд на себя – вот начало смирения.

***

Соловецкий патерик рассказывает о случае, произошедшем в монастыре в то время, когда там еще совершал служение игумен Зосима. По окончании литургии преподобный благословил просфорой купцов, которые были в то время в обители на паломничестве. Те же, выйдя из храма, обронили ее.
В то время мимо проходил инок Макарий: он увидел пса, который старался схватить что-то и не мог из-за поднимающегося пламени. Подойдя ближе, Макарий увидел, что пламя исходило от просфоры, потерянной купцами. Подняв, инок принес просфору к игумену и рассказал свое видение, которое всех удивило.

***

Владыка Сурожский Антоний вспоминал, как впервые столкнулся с чужой смертью. Это был урок на всю жизнь. Будущему митрополиту было в то время шесть лет, и жил он с родителями в Тегеране. Однажды они пошли смотреть сад к одному человеку. В Персии так было принято, можно было прийти к незнакомому человеку и сказать: "Я слышал, у вас дивный сад, нельзя ли на него посмотреть".
Так произошло и в этот раз. Семья русского дипломата любовалась розами, хозяин любезно угощал их щербетом и...
И только на следующий день стало известно, что в тот час в доме хозяина лежал его любимый сын, только что зарезанный на дороге.
"Это было мое первое впечатление, - говорил владыка, проживший долгую, трудную жизнь, - о том, как человек может стать лицом к лицу со смертью и победить свой ужас, свою боль ради любви или, как сказал бы сам хозяин, - ради простого гостеприимства: "иначе люди не поступают".


 
 Страница 1 из 2 [ Сообщений: 20 ] 
На страницу: 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Наши сайты:
SmertiNet.ruСайт SmertiNet.ruAhirat.ruСайт Ahirat.ru
Наши друзья:
БулгаковианаСайт Булгаковиана
© 2012-2020 Смерти нет!
При поддержке phpBB Group и русскоязычного сообщества phpBB

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Time : 0.144s | 18 Queries | GZIP : On