Сообщения без ответов | Активные темы

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Начать новую тему  Ответить на тему 
 Страница 1 из 2 [ Сообщений: 15 ] 
На страницу: 1, 2  След.
АвторСообщение
Зачем, для чего и как молиться
СообщениеДобавлено: 14 сен 2013, 13:16 
Не в сети
Аватара пользователя

А я вот только что нашла. Совершенно случайно забавно Для меня это тоже очень актуально смущен



 
Re: Зачем молиться? Все равно никакого толку!
СообщениеДобавлено: 14 сен 2013, 22:42 
Не в сети
Аватара пользователя

Вот ещё
Две последние цитаты принадлежат св. Луке Крымскому (Войно-Ясенецкому), врачу и нашему современнику. Думаю, его слова будут понятны нам, живущим в 21-м веке.


Цитата:
Что делать при рассеянии на молитве


Молиться очень трудно. Молитва — это в первую очередь духовный труд, потому не следует ожидать от нее немедленной духовной услады. «Не ищи в молитве наслаждений, — пишет святитель Игнатий (Брянчанинов),— они отнюдь не свойственны грешнику. Желание грешника ощутить наслаждение есть уже самообольщение... Не ищи преждевременно высоких духовных состояний и молитвенных восторгов».

Как правило, внимание на словах, молитвы удается удержать несколько минут, а затем мысли начинают разбредаться, глаз скользит по словам молитвы — а наши сердце и ум далеки.
Если кто молится Господу, а думает о другом, то такой молитвы не послушает Господь», — пишет преподобный Силуан Афонский.

В эти моменты Отцы Церкви советуют быть особенно внимательными. Святитель Феофан Затворник пишет, что мы должны заранее приготовиться к тому, что при чтении молитв мы бываем рассеяны, часто машинально читаем слова молитвы. «Когда во время молитвы мысль отбежит — возврати ее. Опять отбежит — опять возврати. Так каждый раз. Всякий раз, что прочтено будет во время отбегания мысли и, следовательно, без внимания и чувства, не забывай перечитывать. И хоть бы твоя мысль несколько раз отбегала на одном месте, несколько раз читай его, пока не прочтешь с понятием и чувством. Одолеешь однажды это затруднение — в другой раз, может быть, оно и не повторится, или повторится не в такой силе.
http://perevodmolitv.narod.ru/molbook.html


Цитата:
Святитель Лука Крымский
из книги: «Спешите идти за Христом»
А люди,................ в постоянной суете мирской живущие, жалуются: «Как ни стараюсь, не выходит молитва, как ни стараюсь, а постоянно рассеиваюсь». Мысленно приходят к заключению, что ничего не выходит, значит, не стоит и стараться, значит, такова натура моя, что не могу быть свободным от рассеянности, от блуждания помыслов.

Многие ссылаются на несовершенство нашей природы. Это всё равно, как если бы человек, не умеющий плавать, бросился в воду и, не сумев удержаться на воде, сказал бы себе: «Мое тело тяжелее воды, не могу держаться. Что делать, такова природа моего тела, что плавать мне невозможно, поэтому нечего мне и стараться». Разве это не нелепо? Разве нет множества людей, умеющих отлично плавать и держаться на воде? Дело в том, что не хотят учиться плавать. Нечего поэтому обвинять природу, когда рассеиваются на молитве. Не природа виновата, а нежелание сосредоточить дух на молитве.
.........................................................................


Мешает вам только постоянное блуждание мыслей, ведь вы находитесь в постоянной суете мирской, редко и мало сосредотачиваете дух ваш на самом важном, самом великом и самом святом. Вот и поймите, как трудно научиться молиться; поймите, что молитвы, свободной от рассеяния, свободной от блуждания помыслов, достигают только святые. Проникнитесь же смиренным сознанием того, что молитва ваша слаба потому, что далеки вы от святости.

Искренно, как малые дети, молитесь, как умеете. Христос слышит молитву вашу, ибо как она ни слаба, она возносится высоко-высоко к Богу, и все молитвы Господь принимает. Не унывайте, не складывайте рук своих, не ждите, чтобы молитва быстро и легко освободилась от всякого рассеяния.
http://www.pravzhurnal.ru/Preobrazhenie ... litve.html


Цитата:
Но когда я говорю о молитве, мне отвечают часто: я не умею молиться. Научите меня молиться.

Что отвечаю я?

Я отвечаю прежде всего, что молитва есть величайшее и труднейшее из всех человеческих дел. Мы знаем, что ни одному трудному делу не научаемся легко. Нужна долгая учеба во всех делах, во всяком искусстве.

Если в делах человечества нужна долгая учеба, то тем паче в этом величайшем из всех дел. Учитесь, учитесь, без конца учитесь – и дастся вам.

А как начать учение? Вот как: есть много молитв, составленных и написанных великими угодниками Божьими, великими святителями, великими преподобными и мучениками.

Этими молитвами молитесь, не подражайте баптистам, которые презирают эти молитвы и составляют собственные. Молитвы их слабы и шаблонны, ибо ничтожен их дух по сравнению с духом святых Отцов.

Не придумывайте своих молитв, молитесь теми, которым учит вас Церковь Святая. Но, читая эти молитвы, вникайте в каждое слово их, ловите себя на каждом рассеянии, на каждом отвлечении от слов молитвы.

http://svt-luka.prihod.ru/propovedi_svt ... id/1166469


 
Re: Зачем молиться? Все равно никакого толку!
СообщениеДобавлено: 07 окт 2013, 20:58 
Не в сети
Аватара пользователя



 
Re: Зачем молиться? Все равно никакого толку!
СообщениеДобавлено: 25 окт 2013, 21:02 
Не в сети
Аватара пользователя

Сегодня прочитала интервью священника Сергия Круглова...
Хотелось бы поделиться с вами!


Есть ли смысл молиться о выздоровлении? Почему мы просим здоровья, если болезни нам посылает Бог?


— Мы в своих молитвах просим здоровья, но ведь Господь знает, зачем нам даются болезни. Ведь ничего не происходит без Его воли…

— Вы хотите сказать, что болезни посылаются человеку Богом для чего-то полезного? Более антихристианского представления нельзя и придумать! Бог — Отец, а мы — дети. Можно ли представить, что человек, имеющий детей, будет специально посылать на них страдания, болезни? И это касается простого грешного человека, а уж тем более Бог, Который любит нас до того, что ради нас пошел на крест.
Дело совсем не в этом. Мир устроен очень серьезно, и жизнь очень серьезная вещь, и она отдана людям. Мир отдан людям. Вот построена детская комната, и в нее поселили детей, сказав: «Вы здесь будете жить и сами хозяйничать!» Причем это делается не понарошку — Бог ничего не делает понарошку — это делается всерьез. Человек ответственен за мир, в котором он живет и за жизнь, которой он живет. И когда в результате грехопадения в жизнь вошла смерть и получила в ней какие-то свои права, все стало постепенно разрушаться, появились злоба, ненависть, самые разнообразные греховные страсти, человек стал стареть, уставать, тосковать, скучать, умирать, то есть все то, что мы в общем называем смертью.

Смерть разлита везде в этом мире. Она размешана как противный сахарин в чае — везде! Она сопровождает любого человека — маленького, взрослого, старика. Мир стал достаточно страшным местом. Когда ребенок рождается, он кричит, он, наверное, чувствует, что попал, в какое-то очень страшное, тяжелое место, которое полно опасностей. Жизнь ведь не щадит никого! Это колесо, которое едет и перемалывает человека, его кости…

И самое замечательное, самое прекрасное, самое великое, что Бог настолько нас любит, жалеет, он не может выносить, видя страдания человека. Он, конечно, понимает, что все по воле человека, по вине человека происходит. Он прекрасно понимает, что ребенок обварился кипятком, не послушав маму, сам полез за чайником. Но когда у ребенка ожогов две трети тела, мама же не будет его ругать, что он не слушался, она готова отдать свою кожу, чтобы он перестал мучиться. Она готова пожертвовать собой, чтобы ему перестало быть больно. Так ведь?

Такая логика у Бога. Он Сам пришел в мир, Он стал человеком. Естественно, колесо жизни перемололо и Его, Он попал на крест, Он умер. Но Он — Бог, Он не смог умереть, Он воскрес. И это великий прорыв в оккупации смерти. Я нашел замечательную фразу в недрах Фейсбука: «Сэр, нас окружили! — Отлично! Теперь мы можем атаковать в любом направлении!» Это логика воскресения! Это логика христианства! Появился прорыв, прорыв победить смерть. Прорыв победить зло.

Но Бог не просто это сделал и почил. Нет! Он продолжает участвовать, потому что спасение человека от смерти — это наивысший вид творчества. Переделать человека, преобразить. Происходит синергия — мы вместе с Богом это совершаем. И Бог продолжает во все этом участвовать, Он подставляет руки, Он постоянно нас спасает. Может быть, мы иногда этого не понимаем, не видим, а когда и видим, то забываем. А Он снова и снова идет на крест, снова и снова подставляет Свои руки, оберегая нас от всякого зла.

Бог не посылает нам болезни, болезни посылает нам жизнь, пронизанный злом мир. А Бог делает так, подставляя руки, что эти болезни, во-первых, могут быть исцелены, а во-вторых, они могут какую-то пользу принести.

Логика самой смерти совершенно непонятна. Для нее болезнь предназначена для уничтожения. А Бог делает так, что от болезни польза бывает. Человек, переживший тяжкое страдание, болезнь, укрепляется духом, он может потом помогать тем, кто тоже страдает. Вот что происходит! Сказать, что Бог нам посылает болезни как какое-то благо — неправильно! Бог нам посылает только добро.

— Но Он знает, зачем болезни…

— Бессмысленное выражение — «зачем болезни». Болезнь ПОТОМУ ЧТО. Он знает, почему болезнь. Она происходит от зла, от грехопадения, от того, сего. Как всякое зло она бессмысленна. Смысл имеет только то, что Господь сотворил. А зло, болезнь, грех не имеют смысла. Что такое грех? Взяли хорошую вещь, испортили. Ведь под любым грехом растет хорошая вещь: вино испортили — получилось пьянство; любовь между мужчиной и женщиной превратилась в блуд.

Человек предназначен быть здоровым. Это дал Бог — жить вечно. А болезнь смысла не имеет, она должна быть исцелена. Именно поэтому Церковь празднует память святого великомученика Пантелеимона, целителя, и очень многих других врачей. Несмотря на некоторые мракобесные представления, которые иногда бытуют на приходах, что, мол, лечиться — это грех, надо только одной святой водой лечиться, Бог создал врачей и прославляет врачей в лике святых именно за их врачебное дело. Это Косма и Дамиан — святые врачи-бессребреники, святитель Лука Войно-Ясенецкий и многие другие.

— А молитва может исцелить?

— Тоже замечательное выражение! Как сама по себе молитва может исцелить? Хотя многие считают, что молитва — это такое заклинание, волшебная фраза, которая сама по себе исцеляет. Это не так.
Слову дана великая сила. Есть целые врачебные области, где словом пользуются как лекарством, как методом лечения. А молитва — это разговор человека и Бога. Это не просто разговор, болтовня… Это взывание, просьба, благодарность, это когда собираются все силы, как из последних сил юноша кричит девушке о любви, или она ему кричит — его забирают в армию, он едет на поезде, высунулся в окно, а девушка ему кричит, — это молитва, потому что там собрано все человеческое существо! Или благодарность. Или просьба — помоги, спаси!

Молитва — это диалог. На свое звание надо услышать ответ. Разумеется, если человек с полнотой своей веры, с полнотой своего существа вот так кричит, взывает, конечно, он не останется неуслышанным. В этом смысле молитва спасительна.

— Но кто-то исцеляется, кто-то нет. У него не такая горячая молитва?

— Дело не в этом. Это такой у нас поверхностный признак: если ты такой умный, то почему такой бедный.

Мы видим одну-две-три, иногда пятнадцать сторон жизни человека. Умный человек видит шестнадцать сторон. А их — тысяча сто шестнадцать! Человек — огромная система, которая связана со всем на свете. Поэтому два человека, болеющие одной болезнью и имеющие примерно один уровень воцерковленности, имеют совершенно разные жизни, потому во всем остальном они совершенно разные. Один исцеляется, другой нет, не потому, что один горячо молится, а другой нет, а есть еще много других причин, иногда очень серьезных причин.\

Например, одна из причин — хочет ли человек выздороветь или нет? Очень многие болезни, если копать человека поглубже и все вытаскивать из него за ушко, да на солнышко, происходят от того, что человек желает болеть и исцеления не хочет. Для него болезнь — способ спрятаться от мира. Часто так бывает — на человека навалились какие-то тяжелые, невыносимые обстоятельства — бах! он свалился и заболел! Человек захотел снять с себя ответственность: «Все! Я заболел!» Ему носят чай с малиной, лекарства. Простой пример, когда от перенапряжения человек прячется в болезнь. Многие психические болезни — способ спрятаться от жизни.

Иногда бывает, что человек не хочет исцеляться. Чтобы быть здоровым, ведь надо вести определенный образ жизни, а у человека есть более важная цель, чем быть здоровым. Скажем, алкоголик понимает, что разрушает себя, но говорит: «Какую-нибудь таблетку дайте, чтобы я был здоров, но пить я не брошу!»

И еще слабость молитвы может означать, что человек понимает молитву как некое заклинание, волшебную таблетку. Не как разговор с Богом. Сам Бог ему не нужен, а нужно конкретное сиюминутное здоровье. Примеров много, когда люди ездят по святым местам, и тут же ездят к разным бабкам, знахаркам, экстрасенсам, читают любые молитвы и заклинания вперемешку, потому что считают, что правильно произнесенные слова в правильном порядке сами собой что-то произведут. А сколько псевдонаучных трактатов о пользе молитвы на то, на се, на поросят, на гусят…

— Может, еще страшно молиться и потому, что в конце надо добавить: Пусть будет не так, как я хочу, но как Ты…

— Да. Но на самом деле это не так страшно, потому что Господь ничего плохого нам не желает. Никогда! Он нам хочет только добра. Он никогда не желает, чтобы человек страдал.
Но другое дело, мы ведем себя по-детски! Господь говорит: «Чтобы ты был здоров, надо немножко потерпеть и принять лекарство». «Нет, — канючим мы, — пусть я лучше умру, но укол делать не дам!»
«Да будет воля Твоя!» Воля Божия всегда благая.

Тут может быть другой момент. Нам тяжело сказать «Да будет воля Твоя!», потому что знаем, что от нас что-то потребуется. «Да, Моя воля, чтобы ты был здоров. Давай, соблюдай режим, диету, бросай вредные привычки» «Ааа, я это не хочу! Я хочу на елку залезть и ничего себе не исцарапать! Я хочу…»

— Чуда!

— Да. Как в старой прибаутке: «Ну ладно! Пить я буду, но курить не брошу!»

Слова «Да будет воля Твоя!» очень трудно произносить. Их легко произносить тому, кто молится поверхностно. А человек, который понимает, что говорит, тому трудно. У кого больше веры, тому всегда труднее.

— А молитва матери со дна моря достанет, это…

— Это проявление любви. Любовь — это основа жизни, на ней держится мир. Любовь всегда спасает. Молитва матери — это проявление любви.

Мать в этом случае идет по стопам Христа. Христос готов идти на крест, на смерть, Он все отдает — тело, кровь Свою, все! Мы не просто пользуется плодами того, что Он сделал, мы Им Самим пользуемся. Мы едим Его на каждой литургии. Он все нам отдал!

Так мать себя отдает. Только у земной женщины возможности ограниченны, у Бога больше возможностей. Но она повторяет в своем порыве, в любви, в молитве тот же подвиг, она идет по стопам Христа.

Беседовала Тамара Амелина
источник


 
Re: Зачем молиться? Все равно никакого толку!
СообщениеДобавлено: 30 окт 2013, 00:36 
Не в сети
Аватара пользователя

ШКОЛА БЛАГОДАРНОСТИ
8 сентября 2008г.
Иногда название книги лучше самой книги. Автор угадывает насущную тему, но не может её до конца раскрыть. К примеру, Леонтьев пишет книгу «Современный европеец как орудие всемирного разрушения». Кто не купится на такое название? Я купился, но пользу получил больше от названия, чем от самой книги. И на том спасибо. Правильно сформулированная проблема лучше, чем сотня хороших, но невпопад произнесённых ответов.

Или Бердяев. Пишет книгу «О достоинстве христианства и недостоинстве христиан». Так это же у всех на слуху! «Дайте нам, — можно воскликнуть разом в тысячу глоток, — ответ на наши вопросы. Ведь и мы чувствуем, что христианство высоко и благородно, а христиане сплошь низки и ничтожны. Мы чувствуем правду ваших вопросов и ждём от вас ответов».

Зря ждёте. Вопрос хорош, но ответ неверен. По крайней мере, Бердяев правильного ответа не даёт. Вся польза — в вопросе. В нём, как в математике, — половина ответа. Таких примеров, когда человек задаёт хорошие вопросы, но даёт на них неточные, сбивчивые, неадресные ответы, существует множество.

Не хочу готовых ответов. Хочу вслушиваться в вопросы. Название одной из книг митрополита Антония (Блума) тоже звучит как вопрос: «Может ли ещё молиться современный человек?»

Покойный владыка был по образованию врачом. Он умел прикладывать ухо к груди больного и прислушиваться к лёгочным хрипам и сердцебиению. Как пастырь и проповедник он тоже всматривался и вслушивался в человеческую жизнь, а обдуманные слова его часто звучали как диагноз. Названная книга важна уже самой постановкой вопроса. Действительно, если молитва — это не просто чтение молитвослова и осенение себя крестным знамением, а предстояние Богу, может, даже и без слов, то способны ли мы ещё на это?

Молитва требует отрешённости («всякое ныне житейское отложим попечение»), а у нас суета стала тем, чем вода является для рыбы. Всё бегом, всё наспех, во всём хочется получать быстрый результат без особых усилий.

Молитва — это всегда впервые. Ничего по привычке, ничего «на автомате». Каждый раз — напряжение сердца и ума, внимательность, бережное произнесение слов, которые становятся огненными. Нужна основательность. Нужна серьёзность. Не пари`ть умом, не облетать вселенную, а стоять на месте и копать там, где стоишь. И ещё — всем всё простить. И ещё — начинать с «подай», «помоги», «исцели». Но постепенно переходить к «благодарю», «слава Тебе», а затем совсем умолкнуть.

Если молитва — это не слушание органа сидя на лавке и не сотрясание воздуха привычными текстами, то может ли ещё молиться современный человек?

Горячее всех и внимательнее всех молятся люди скорбящие и страдающие. Если отчаяние побеждено, если нет маловерия и малодушия, то скорбь превращается в лучшего наставника и учителя молитвы. «Божиим сверлом, — говорил один из Оптинских старцев, — открывается сердце, и происходит в человеке то, над чем подвижники трудятся годами». Но ведь мы не хотим страдать. Сама мысль о том, что духовное богатство можно приобрести ценою душевной или телесной боли, ненавистна современному человеку. Влюблённый в комфорт и земное счастье, он скорее откажется от веры, от молитвы, от Самого (не дай Господи) Христа Спасителя, чем согласится снимать с себя ветхую кожу и обновляться. Словам об узком пути и тесных вратах, ведущих в Царство, слишком тесно и узко в сознании «обычного человека». И что же делать? Служить благодарственные молебны! Я не обмолвился. Нужно служить благодарственные молебны.

Богу не жалко изливать на людей всевозможные блага, лишь бы люди не превращались в ненасытных чудовищ. Лишь бы не забывали о Том, Кто является Источником всех благ, и поднимали к Небу благодарные взоры.

Современная цивилизация — это цивилизация ненасытных глаз, самолюбивых сердец и непрестанно жующих челюстей. Возьмите любого жителя земли, того, кто уже отшагал и оттрудился, отскорбел и отпраздновал свою меру. Того, кто уже стал прахом и воскреснет в оный грядущий день. Где бы и когда бы он ни жил, он не потреблял даже малой доли тех «товаров и услуг» (простите за неизбежную пошлость), которые потребляются нами. Пальцев не хватит, чтобы перечислить все цивилизационные достижения, направленные на то, чтобы человек был счастлив. И пусть он остаётся всё же несчастным, пусть победы эти «пирровы», нам живётся и мягче, и вкуснее, и комфортнее, чем кому бы то ни было раньше. Так давайте же будем благодарны за то, чем мы пользуемся, за то, что нам подарено.

Среди бесчисленных драгоценных слов, произнесённых златоустым Иоанном, есть слова о том, что Бог ждёт от нас благодарности за уже оказанное благо, чтобы затем дать ещё больше. Ведь, повторюсь, у Бога нет ни жадности, ни зависти. Он богат всем и готов дать всем всё, лишь бы это было нам на пользу.

Итак, пусть человек не умеет каяться, пусть он боится скорбей, не стремится к духовным глубинам, опутан суетой, как паутиной. Пусть. Покуда он остаётся человеком, у него должно оставаться чувство благодарности. Он может войти в область молитвенного света, благодаря Господа и Хозяина жизни за утреннюю свежесть, за ночной отдых, за хлеб на столе, за беседу с другом. Он может и должен приносить благодарность за возвращение сына из армии, за успешно прошедшие роды у дочери, за благополучное возвращение из командировки, за новую интересную книгу. Я могу перечислять и далее многоразличные случаи, требующие от нас благодарности. Если делать это с логической последовательностью, вся жизнь наша превратится в повод для благодарности. Литургический возгла`с «Благодарим Господа» станет внутренним прочным каркасом нашей жизни.

Там, где в русском тексте Евангелия говорится о «неблагодарных», в славянском тексте стоит слово «безблагодатные» (см. Лк. 6, 35). Благодатность — это не только богословская проблема и тема межконфессионального диалога. Это тема видового отличия человека от остальных существ. Это внутреннее качество, не позволяющее человеку превратиться в демона. И это одновременно означает — благодарность.

Любой священник скажет, что львиную долю заказных молебнов на приходе составляют молебны просительные. Даже в старом Требнике страницы с последованием благодарственного молебна могут быть не засалены и не потёрты, как будто их никогда не открывали. А я мечтаю о том, чтобы прихожане подходили к священнику чаще всего не с просьбой помолиться «о поступлении», «об исцелении», «о благополучном возвращении», а главным образом поблагодарить Бога за полученное от Него благо.

Вернее, пусть молятся обо всём, обо всех нуждах, но после просьб пусть всегда приходят опять для молитв — уже благодарственных.

Человек, научившийся часто и от сердца говорить Богу: «Благодарю Тебя, Господи», — со временем сможет благодарить не только за сытость, но и за скудость; не только за исцеление, но и за продолжающуюся болезнь. Благодарность Богу начнёт насыщать его сама по себе, вне зависимости от личных прошений. Это будет уже настоящее, тихо ликующее христианство.

Я верю в то, что изнеженный и расслабленный, внутренне засорённый и дезориентированный человек может постепенно научиться всему небесному и великому, если начнёт с земного и маленького.

Он ещё может молиться, современный человек. И всего-то надо, чтоб начать, — это остановиться и задуматься. А затем, расправив плечи, как солдат перед генералом, сказать негромко: «Благодарю Тебя, Господи».

Можно при этом улыбнуться.



Протоиерей Андрей Ткачёв


 
Для чего, зачем и как молиться
СообщениеДобавлено: 15 ноя 2013, 03:00 
Не в сети
Аватара пользователя

О молитве Архимандрит Савва Мажуко
Как быть христианину, когда окаменевает он сам, когда и как молиться
Рассказывают, когда великий святой и проповедник древней Англии Беда ослеп, к нему приставили мальчика-поводыря, не очень рачительного, который по-зволял себе врать старцу, чтобы улизнуть с послушания. Вот однажды идут слепец и мальчик по дороге, и пареньку захотелось отдохнуть, он и говорит старцу, что вокруг собралась толпа: люди стоят и ждут его проповеднического слова.
Достопочтенный Беда оживился и начал вдохновенную проповедь, на которую только и способно пылкое сердце боголюбца. Он говорил горячо и долго, и солнце уже зашло, и землю окутал сумеречный холод, и испуганный поводырь со слезами уговаривал святого закончить свое слово, потому что никого уже нет, все ушли. И вот великий старец умолк, и среди ночной тишины камни пропели ему в ответ громогласное “Аминь”.
Проще разговорить камень, чем разбудить сердце. Легче быть камнем, чем человеком. Камни так редко очеловечиваются, но люди часто каменеют. Наши сердца замерзают до самого глубокого “окамененного нечувствия”, и вернуть им былое тепло стоит большого труда, если не чуда. Как с нами такое случается — у каждого своя история. Но мы — христиане, пусть даже и с нечувствительными сердцами, с окаменелостями внутри, и как-то с этим надо жить, и как-то с этим надо молиться.
Молитва — самый тяжелый труд. Это известно каждому, кто учился молиться. Люди чаще молятся, когда стряслась беда. В страданиях все наше существо начинает кричать Богу. Горе гонит людей в церковь, бросает на колени перед Богом, все чувства и помыслы собирает в одном молитвенном порыве. Непрестанная молитва — это особый опыт. Крайне редкий, и потому многим людям непонятно: как можно молиться постоянно, с регулярностью и особым правилом, как можно требовать от сердца восторженности по часам и минутам, не лицемерие ли все это, не требует ли церковь от нас невозможного?
Молитва регулярная и правильная — это заповедь апостольская, данная из опыта и обращенная к опыту, а не теории. Но как можно молиться, когда сердце молчит, безмолвствует, не отвечает этот старый холодный камень, не пробуждается даже от слов пламенных боголюбцев? Это сложный вопрос, и, кажется, ничего с этим не поделаешь. Или же все-таки что-то можно сделать?
Есть один старинный способ “оживления камней”. Это молитва за другого. Нет такого холодного сердца, которое хотя бы чуть-чуть не оттаяло, когда молишься за ближнего. Может, свое молитвенное правило я и прочитаю сухо и формально, даже скорее вычитаю как важный, красивый, старинный, но чужой текст, так и не ставший сегодня моим. Это я молился за себя, но мне-то уж что? Но вот вы легли спать, и вам не спится. Обрывки фраз, мыслей и образов блуждают в памяти, бродят в сознании, как бродит молодое вино.
Вспомните по именам ваших близких, родных, друзей, живых и почивших, и за каждого из них, не за себя, а за этих чудесных и несчастных людей, воздохните перед Богом. Своими словами, своими просьбами, личным сочувствием помолитесь за них. Поговорите с Богом как с Отцом. Скажите Ему сами, что вы хотите сказать, даже если вы обиделись на Него — ему можно говорить и это. Ведь молитва это не медитация, не измененное состояние сознания или погружение в покой и равновесие.
Сколько вокруг больных людей, несчастных и голодных детей, сколько войн и бедствий! Мы не можем помочь всем средствами, но принести за них молитвенное воздыхание в наших силах. Понуждая себя к такой молитве, мы действительно сможем разбудить свое сердце, освятить каждую мысль.


 
Re: Для чего, зачем и как молиться
СообщениеДобавлено: 05 дек 2013, 13:32 
Не в сети
Аватара пользователя

Паисий Святогорец. Почему молитва на Афоне особенная

Перевод с греческого портала Святая Гора Афон
(Публикуем впервые)

Как учат на Святой Горе Афон, основа молитвы в том, чтобы средцу стало больно. Если средцу не больно, то можно часами тянуть четки, но молитва не будет иметь никакого результата.

Если человеку больно за то, о чем он молится, то он и одним лишь воздыханием совершает сердечную молитву. Многие, когда люди просят их молитв, не располагают временем и молятся о нуждах этих людей одним лишь воздыханием.

Я не говорю, что не нужно молиться, но если случилось так, что времени нет, то болезненное воздыхание о чужой боли есть сердечная молитва. То есть по своей силе оно равно целым часам молитвы.

К примеру, ты читаешь письмо, видишь нужду, воздыхаешь и потом молишься. О, да это великое дело! Ты еще не взял трубку, еще не набрал номер, а Бог же слышит тебя! А насколько хорошо понимает это тот, о ком совершается такая молитва! Посмотрите, как бесноватые, где бы они ни находились, понимают, когда я молюсь за них, и кричат!

Настоящая молитва - это не удовольствие, не духовный комфорт, а она начинается с боли. Что это за боль? Человек страдает сердцем, даже мучается в хорошем смысле этого слова. Ему больно, он стонет, страдает, о чем бы он ни молился.

Думаете, я условно сказал "страдать"? Нет это все настоящее, он страдает потому, что соучаствует в общей человеческой боли или же в боли какого-то конкретного человека. За это соучастие, за эту боль Бог воздает ему радостью в сердце, а просящим - дает просимое.


http://www.isihazm.ru/?id=2073


 
Re: Для чего, зачем и как молиться
СообщениеДобавлено: 09 дек 2013, 20:43 
Не в сети
Аватара пользователя

У молитвы существуют внутренние и внешние враги. Первый враг — это себялюбие. Себялюбие — неправильная любовь к себе. Оно проявляется в трех видах — как тщеславие, сребролюбие и сластолюбие, то есть как стремление к наслаждению.

Молитва — внутренняя жизнь, а тщеславие — поза, жизнь вовне, жизнь для людей. Молитва — это внутренний, невидимый и самый могущественный фактор бытия человеческой личности; если можно так сказать, молитва — это стержень личности, а тщеславие заменяет лицо маской и саму молитву превращает в представление. Тщеславный — это «артист святости», он не может пребывать умом в своем сердце, он непрестанно репетирует роли, которые будет играть перед людьми, в том числе и роль молитвенника. Тщеславный будет намекать на силу и значительность своей молитвы, рассказывать о необыкновенных случаях или даже чудесах, которые происходят по его молитве. Когда тщеславный находится в окружении людей, то он готов молиться целыми часами, чтобы услышать похвалы своему благочестию. Страсть тщеславия дает ему для молитвы демоническую силу, а когда он остается наедине с самим собой, то желание молиться у него исчезает. Тщеславный не молится, а только играет в молитву, поэтому молитва его становится бездушной и лицемерной. Тщеславие постепенно переходит в гордость. Гордый не чувствует нужды в помощи Божией, он полагает, что ему достаточно своих личных совершенств, чтобы исполнить Евангелие или даже превзойти его. Гордый сам для себя становится богом, поэтому молитва или вообще исчезает, или при ней совершенно утрачивается чувство благоговения: он разговаривает с Богом, как с равным себе.

Далее — сребролюбие. Помыслы и чувства сребролюбивого находятся там, где его богатство. Он в непрестанном волнении о том, как сохранить, как умножить его, даже на молитве он думает о деньгах. Его молитва — мертвая и холодная, это лишь некая внешняя дань Богу, потому что он надеется не на Бога, а на деньги: они стали его богом. Сердце сребролюбивого становится твердым, как камень, молитва не оставляет в нем практически никакого следа, как стальной резец на алмазе. Апостол Павел назвал сребролюбие идолослужением[29].

Сластолюбие, или любовь к чувственным наслаждениям,— это, в сущности, как себялюбие, неправильная любовь к себе, когда человек отождествляет себя со своим телом. Молитва требует трезвения как прозрачности ума, а наслаждение погашает свет ума. Наслаждение относится к комплексам нервного возбуждения, поэтому, как правило, оно оканчивается душевной опустошенностью, усталостью и тоской. Любое наслаждение — это потеря духовной силы. Наслаждение — один из самых главных врагов молитвы, как суррогат и подмена духовной радости. Любовь к наслаждениям делает человека холодным и эгоистичным, молитва для него становится чем-то непонятным и чуждым, внутренне он ненавидит ее. Если гордость — это прежде всего провокация против веры, «замена» Бога самим собой, а сребролюбие — враг надежды (не Бог, а богатство — источник и гарантия благополучия человека), то наслаждение — это грех против любви.

Следующий враг молитвы — забвение[30]. Вся жизнь — это школа, и каждый день — урок, который получает человек. Главный урок в том, что мы никогда не бываем оставлены Богом. Забвение же уничтожает память о помощи и благодеяниях Божиих, которыми пронизана, словно лучами света, вся наша жизнь. Второй урок — это усвоение того, что грех есть смерть. Сколько раз, совершая грех, мы ощущали опытно, что попадаем в область смерти и отвержения, что после совершения греха наша душа как бы становится гниющим и разлагающимся мертвецом, которого мы носим в себе! Третий урок нашей жизни заключается в постижении того, что единственная истинная радость — это Бог, а все остальное — иллюзии и миражи. Забвение отнимает у нас память об этих необходимых знаниях, которые мы приобрели мучительным и горьким опытом. Забвение подобно птице, которая клюет созревшие плоды и оставляет ветви пустыми. Поэтому забвение — вид безумия: человек постоянно падает на одном и том же месте.

Другой враг молитвы — незнание, или неведение. Незнание бывает волевым: человек не знает потому, что не хочет знать; а главное знание заключается в том, что истинно существующее — это мир невидимый, тогда как все видимое подлежит разрушению и смерти. Человек боится этого знания, он ищет счастья в вещественном, в материальном, хотя в них таится великая ложь, поскольку все материальное находится в рабстве у времени и смерти.

Еще один враг — это неразумие. Неразумие — неправильная шкала ценностей, неправильно выбранная цель или же неправильные средства для достижения цели. Неразумие — это прельщение внешним, вечное кружение в той плоскости земного бытия, где только суета и томление духа. Истинная мудрость — почитать единственным благом Бога, а грех считать единственным злом, все же остальное — промежуточными состояниями, не добром и злом, а только ситуациями. Если для нас Бог — высшее и единственное благо, то самое важное в нашей жизни — богообщение, главным средством которого является молитва. Любовь к наслаждениям разлагает волю человека, делает его боязливым. Боязнь — это паралич души, трус — потенциальный предатель и отступник. Чтобы преодолеть боязливость, надо уничтожить ее причину, привязанность к тому, что человек боится потерять. Чтобы преодолеть боязливость, надо уничтожить пристрастия, любовь к телесному покою и наслаждениям. Боязливость рождает ложь. Ложь истощает духовные силы человека, ибо за одной ложью следуют две другие. Лгущий человек вынужден держать в уме придуманную им картину, придавать ей видимость правды, а на это уходит много времени и сил. Поэтому великая мудрость — всегда говорить правду: правда проста, ложь многолика; Бог — истина, поэтому Бог прост. Вне правды невозможно видеть Бога, а молитва есть путь к вИдению Божества; ложь уничтожает или извращает молитву. Мир лжи — это область демона, какими бы причинами и обстоятельствами ни оправдывал себя человек.

Следующий враг молитвы — леность. Леность — одно из следствий наслаждения. Воля в духовном плане проявляется как внимание к словам молитвы. Силы души «обособились» друг от друга, поэтому для молитвы необходима воля, а не ожидание, когда захочется молиться. Наслаждение парализует волю, делает человека жестоким и упорным или, напротив, плаксивым и истеричным. Чтобы уничтожить леность, надо вести борьбу с мечтательностью и грезами, с тем тонким сладострастием, которое, как яд, впрыснутый в вену, разливается по человеческому телу и пленяет ум. Молитва — это во многом дело воли. Если мы не можем сконцентрироваться на словах молитвы и она выскальзывает из нашего внимания, как лучи солнца, которые нельзя задержать рукой, то можно временно оставить молитву и в качестве приготовления к ней заняться размышлением о следующем: о способности молиться, о времени, о смерти, об аде, о рае.Архим.Рафаил


 
Re: Для чего, зачем и как молиться
СообщениеДобавлено: 27 дек 2013, 10:17 
Не в сети
Аватара пользователя

О постоянстве в молитве

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий).


Нередко на словах и в письмах просят меня научить молиться. Первое, что отвечаю на эту просьбу, это необходимость постоянства в молитве. Есть очень много людей, которые вспоминают о молитве к Богу, когда Он посетит их каким-либо несчастьем, либо тяжелой скорбью, а обычно вовсе не молятся Ему. Такие молитвы вряд ли бывают услышаны Богом.

У древних римлян была мудрая пословица: непрестанно каплющая капля долбит камень.

Только непрестанная, как падение капель, молитва смягчает оледеневшие без молитвы сердца.

Просящим меня научить молитве я даю два важнейших совета: быть постоянными в молитве, не оставлять без нее ни одного дня жизни и быть глубоко внимательными к каждому слову молитвы. Не подражать сектантам, которые в гордости своей презирают молитвы великих святых и сочиняют свои шаблонные, весьма мало духовые молитвы.

Диавол и ангелы его всеми силами стараются отвлечь наше внимание от глубоких и благодатных слов церковных молитв, написанных святыми людьми. Они настойчиво и ловко отвлекают наш ум куда-либо в сторону, особенно тогда, когда слова молитвы относятся к ним самим, когда просим у Бога защиты от них, окаянных. Защитить от этих их козней нас может только глубокое внимание при чтении церковных молитв. Это гораздо труднее при чтении молитв наизусть, чем при чтении их по молитвеннику.

Очень важно выработать привычку ловить себя на каждом отвлечении внимания и снова прочитывать те слова, от которых бесам удалось отвлечь наше внимание. Легче всего достигнуть этого ежедневной молитвой Иисусовой, по четкам повторяемой не менее ста раз: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного (или грешную)".

В конце каждой молитвы при словах: "помилуй мя, грешного" вы должны вспоминать самый тяжелый и скверный свой грех, и когда укрепитесь в этой привычке, постепенно научитесь вспоминать и все другие грехи.

Каждая из сотни Иисусовых молитв будет долбить ваше сердце подобно тому, как непрестанно падающая капля воды долбит камень – и умягчится, и согреется холодное сердце ваше великой Иисусовой молитвой.

Таково же будет действие и других великих молитв, особенно молитвы преподобного Ефрема Сирина, читаемой, к сожалению, только Великим постом.

Благодатно воздействуют на вас святые слова этой молитвы при частом повторении ее: привыкнете чувствовать отвращение к тем порокам, о которых говорит Ефрем Сирии, прося Бога избавить его от них – к духу праздности, празднословия, к осуждению ближних; привыкнете просить у Бога добродетелей целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви и памяти о своих согрешениях. Вот то, что отвечаю я людям, просящим научить их молиться.

Но недостаточно, конечно, одних усердных молитв для того, чтобы стать храмом Духа Божия, чтобы стать близким и даже другом Господа нашего Иисуса Христа.

Надо исполнять и все великие заповеди Христовы, и прежде всего заповеди о любви и милосердии к ближним.

Об этом пришлось бы говорить очень много, повторяя не раз сказанное вам прежде.

Скажу только о том, как преображаются сердца тех блаженных, которые тверды и постоянны в молитвах и добрых делах. Скажу, что каждое доброе дело оставляет больший или меньший след в сердце совершившего его.

Даже низкий поклон нищего, получившего милостыню из рук твоих, несомненно оставит след в твоем сердце. И эти следы, все чаще и чаще остающиеся в сердце творящего добро, будут действовать на него, подобно непрестанно капающей и долбящей камень капле. Они будут смягчать творящее добро сердце и очищать его, очищать и благодатно изменять. И чем больше добрых дел будешь ты совершать, тем все выше и выше будет возноситься твой бессмертный дух от земной грязи и неправды к небесам, в которых царит всесовершенная и абсолютная Божия правда.

Будешь подниматься все выше и выше от земли и дышать все более и более чистым воздухом небес, будешь все больше и больше приближаться к Богу.

А когда кончится земной путь твой, то смерть будет не отрадна, а радостна, ибо будет только переходом к вечному блаженству.

Сего да сподобит всех нас Триединый и Всесвятый Великий Бог наш!

Аминь.

1957 г.


 
Re: Для чего, зачем и как молиться
СообщениеДобавлено: 07 янв 2014, 18:30 
Не в сети
Аватара пользователя

Святой праведный Алексий Мечёв о молитве Иисусовой

Молитву Иисусову — Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного (грешную) — читать надо, но читать просто. Совсем, совсем просто. В простоте вся ее сила. Нельзя думать ни о каком «творении» или «сердечном делании» молитвы, как это было у святых отцов или у пустынников. Последнее является действительно трудным и великим подвигом, опасным для новоначальных и невозможным в миру.

Чувство является уже от простого повторения великих слов молитвы и через него появляется и молитвенное настроение. Одно имя Иисуса, произносимое с горячей любовью, будет само по себе очищать всего внешнего и внутреннего человека и само творит в душе его молитву, не взирая на окружающее.

Как о любимом предмете всегда думает человек, так о Господе должен он думать, носить Его в себе, находиться перед Его лицом и как бы в постоянной беседе с Ним.

Вначале наибольшее внимание надо обращать на слова: «Помилуй мя грешного». Эти слова надо читать в покаянии; простоте, с которой молитва должна читаться, и чувство покаяния предохранит душу от различных и подчас очень тонких и опасных искушений (прелести).

Молитву надо читать без счета — как можно чаще, где только возможно: на улице, у себя дома, в гостях, за едой, в постели, за работой. Дело не в обстановке, а в чувстве, с которым произносится великое имя Иисуса Христа. Читать молитву можно про себя или в уме. Надо читать ее в храме, когда не слышно, что читают, или непонятно, что поют.

С течением времени внимание со слов «помилуй мя грешного» переносится на слова «Господи Иисусе Христе», произносимые с любовью. Господь Иисус Христос — второе лицо Пресвятой Троицы — является нам более близким и понятным.

Спустя уже долгое время, чувства и мысли переходят на слова «Сыне Божий». Эти слова приобретают в душе чувство исповедания и любви к Иисусу Христу, как к Сыну Божию. В конце концов все эти чувства соединяются в одно и получается полностью вся молитва Иисусова — в словах и чувствах. Через Иисусову молитву будут освещаться Христом все житейские дела: как хорошо и радостно бывает, когда солнышко светит. Точно так же хорошо и радостно будет на душе, когда Господь при непрестанной молитве будет все сердце освещать


 
 Страница 1 из 2 [ Сообщений: 15 ] 
На страницу: 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Наши сайты:
SmertiNet.ruСайт SmertiNet.ruAhirat.ruСайт Ahirat.ru
Наши друзья:
БулгаковианаСайт Булгаковиана
© 2012-2020 Смерти нет!
При поддержке phpBB Group и русскоязычного сообщества phpBB

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Time : 0.135s | 19 Queries | GZIP : On