Сообщения без ответов | Активные темы

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Начать новую тему  Ответить на тему 
 Страница 1 из 1 [ Сообщений: 4 ] 
АвторСообщение
О грехе осуждения
СообщениеДобавлено: 27 дек 2013, 10:32 
Не в сети
Аватара пользователя

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен, - говорит святой апостол Павел в своем послании к Тимофею (2Тим.3:17). И еще: Негодных же и бабьих басен отвращайся, а упражняй себя в благочестии, ибо телесное упражнение мало полезно, а благочестие на все полезно... (1Тим.4:7-8). Поэтому мы позволим себе побеседовать о том, что, может быть, покажется и незначительным, но есть весьма распространенный грех среди народа - это грех осуждения.

Привычка осуждать ближних весьма распространена среди всех людей. Трудно найти человека, который бы как следует владел своим языком. Говорил бы то, что нужно говорить, и молчал о том, о чем нужно молчать. Чуть что-нибудь услышит о ближнем, так и начинает судить и перетолковывать на разные лады. Благо было бы, если бы говорили только справедливо, но обязательно еще и от себя прибавят. Один прибавит, другой прибавит и мало-помалу нарастает целая куча неправды в жизни. Поэтому, если на первый взгляд и кажется, что этот грех малозначителен, на самом деле он с собой приносит величайшее зло человеческому обществу, и его поэтому надо всеми силами избегать.

Что означает привычка осуждать, судить ближнего? Эта охота, удовольствие, с которым распространяют только дурные, а не хорошие слухи о своих знакомых? - Не что иное, как то, что эти люди имеют недоброе сердце. Они рады видеть других - какие они дурные, рады и тому, что слушатели их сочувствуют им в этом.

Когда мы осуждаем своего ближнего, унижаем его честь, черним его доброе имя, то почему бы нам не вспомнить, что доброе, честное имя - это самое величайшее и дорогое благо? Кто-нибудь в оправдание свое скажет: я не придумываю, я говорю то, что знаю, и то, что слышал от верных людей. Но, дорогие, и это не может служить нам оправданием. Пусть, может быть, человек и на самом деле заслуживает этого, на самом деле он дурной, и поступки его нехорошие, дурные. Но все равно братская любовь, христианская солидарность должны наложить печать молчания на наши уста.

Ведь очень часто внутренний голос нашей совести нам подсказывает, что эти слухи о человеке - несправедливые. Что сам человек не таков, как о нем рассказывают. Но тем не менее мы обрадовались случаю позлословить на него в обществе. Язык наш становится уже орудием неправды и лжи. И малозначительный слух, благодаря нашим «надбавкам» и другим им подобным, превращается в страшную историю о человеке. Маленькая искра огня превращается в большой пожар, который испепеляет доброе имя нашего ближнего.

Прежде всего, дорогие, надо помнить, что мы не имеем никакого права осуждать ближнего уже только потому, что это запрещено Самим Господом. Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены (Лк.6:37). Каким судом судите, таким будете судимы (Мф.7:2). Хорош или плох наш суд, но лучше нам не судить ближнего. Господь знал немощь нашей человеческой природы и поэтому запретил осуждать, судить других.

Совсем другое дело - суд высшей власти над своими подчиненными, - это необходимо. Потому что без этого суда не будет благоустроенности, не будет порядка в обществе. И слово Божие неоднократно призывает высшую власть заботиться о своих подчиненных, а подчиненным повелевает повиноваться поставленной над ними власти. Но осуждать поступки ближнего нам запрещено. Потому что эти пересуды не назидают того, кого мы осуждаем, а только приводят к тому, что появляются насмешки, всякие поношения и прочее.

Мы должны поступать с наши ближними, как Господь поступает с грешниками. В то время, когда вопль развратных жителей Содома и Гоморры дошел до Престола Небесного, взывая о мщении, в тот час последовало наказание Божие.

Господь говорит: «Сойду и посмотрю, точно ли они поступают так, каков вопль на них, восходящий ко Мне, или нет; узнаю (Быт.18:21) и уже потом поступлю по закону».

- Сердцеведче Господи, Ты ли не знаешь, что земля, отягченная содомскими грехами, не напрасно вопиет к Тебе, к Твоему правосудию?

Господь все знает. Господь знает, что мы сделали, что сделаем мы в будущем, знает, на что мы способны. Но этими словами Своими показывает, что никакое человеческое око не усмотрит в Его суде излишней строгости. Наоборот, Его суд всегда одушевлен всякой снисходительностью праведной любви. И, как видите, осуждению и возмездию предшествовало тщательное рассмотрение дела, строгая проверка дела. Господь дает нам увидеть, узнать, что Он имеет желание именно не отягчить, а смягчить участь виновного.

Вот так поступает Господь с нами, грешными. Таков Его суд над нами. И так же поступают все благочестивые люди, люди доброго, чистого сердца. Когда их позовут свидетельствовать о поступке ближнего, то они не иначе как с неохотою, с сожалением пойдут и будут говорить только то, о чем их спрашивают. Не будут ничего лишнего говорить, ничего прибавлять, станут свидетельствовать без всякой злости, без всякой досады. Наоборот, будут томиться душою, как бы обвиненный не был бы осужден.

А мы с вами как поступаем? Разносим без конца слухи, и пересуды, и злословие. Мы говорим о ближнем тогда, когда нас никто не спрашивает об этом. Мы обвиняем ближнего тогда, когда нас никто к этому не вынуждает. Рассказываем о том, чего даже сами не знаем. И подчас говорим то, чего, может быть, и не бывало. Часто мы говорим по отношению к ближнему с такой язвительною злостью, словно перед нами - заклятый враг. А порой мы судим даже таких людей, от которых сами зависим, судим начальников, руководителей и судим именно с той целью, чтобы унизить их, опорочить их, клевещем и злословим на них. Такой наш суд неправильный, незаконный. Греховный, преступный суд. Преступный прежде всего потому, что этот суд самозванный.

Апостол Павел говорит, обращаясь к тем, кто осуждает ближнего: «Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его (Рим.14:4)».

На самом деле, по какому праву, кто нам дал власть осуждать поступки ближнего? Какое мы имеем отношение к нему? Что, мы дали ему жизнь, мы его воспитали или какое-то совершили величайшее благо, что имеем право следить за его жизнью, им руководить? Ничего подобного нет, а стало быть, наш суд незаконный, наш суд самозванный.

И поэтому апостол Павел говорит: «Итак, неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого... (Рим.2:1)».

И подобно тому, как если в гражданском быту найдется такой человек-самозванец, который будет судить и наказывать людей, не имея на то никаких полномочий, права от высшей власти, строго наказывается за такой проступок, так в точности и всякий, кто осудит поступки ближнего, пред Богом таким же оказывается преступником, как и этот «судья» - самозванец.

И осуждение, и клевета, и злословие очень, очень много приносят зла. Приносят людям вред - и здоровью, и в материальном отношении, и их положению в обществе. И причиняют моральную боль ближнему. Настолько осуждение страшно и такому подлежит суду у Бога, что мы не должны, не имеем права осуждать и должны бояться этого греха.

Приведу вам некоторые примеры из истории Христианской Церкви - насколько тяжек этот порок.

Один старец, услышавший о том, что некий инок впал в тяжкий грех, осудил его и сказал: «Великое зло сделал он». И вот через некоторое время является к нему Ангел с душою этого осужденного брата и говорит: «Вот тот, кого ты осудил, он умер. Куда повелишь определить его душу? В Царствие или в ад? Ты же, - говорит, - судья праведных и грешников. Вот, определяй, как поступить с этой душой. Помиловать его или осудить». Ужаснулся старец и понял, что он тяжко согрешил, осудив этого брата. И стал потом плакать, сетовать, просить помилования. И Господь долго не отвечал ему на его молитвы, на его просьбы. Но затем сжалился и послал к нему Ангела Своего, чтобы объявить, что ему этот грех прощен. И Ангел, к нему явившись, сказал: «Прощается тебе твой грех, но на будущее знай, насколько велик грех осуждения».

Другой подвижник, преподобный Пафнутий, однажды, путешествуя по пустыне, ввиду тумана сбился с дороги и вышел к одному селению, где увидел людей, безстыдно разговаривающих между собою. И преподобный не осудил их, а, остановившись, стал молиться о своих грехах. Вдруг предстал пред ним Ангел с обнаженным мечом и говорит: «Пафнутий, все, кто осуждают других, погибнут от этого меча. Но ты не осудил, ты смирился перед Богом и стал молиться о своих грехах. Поэтому твое имя вписано в книгу жизни». И так все благочестивые люди, боясь этого греха, всегда трепетали и не смели кого-то осуждать. Один старец всегда, когда слышал о чьих-то неисправностях, тяжко вздыхал и говорил: «Да, как сегодня этот брат согрешил, так я завтра согрешу».

И еще я вам напомню повествование об одном иноке, который проводил жизнь нерадивую. Не радел о своем спасении, о молитве, о посте. Словом, жил невнимательно. И вот когда он стал умирать, его окружила братия. И все были поражены: он умирал смертью праведника, он не трепетал перед смертью. Наоборот, он благодарил Бога и улыбался. Братия, зная, что он проводил такую нерадивую, такую рассеянную жизнь, обратились к нему: «Укрепись силой Христовой, поднимись и скажи нам, почему ты умираешь так легко?». И он действительно, маленько приподнявшись, говорит: «Да, братья, действительно, я жил нерадиво, небрежно жил. И вот только что Ангел представил предо мною все мои грехи. Я ожидал строгого наказания, возмездия. Но Ангел сказал: "Поскольку ты никого не осуждал и был незлобив, то и ты не будешь осужден". И поэтому я отхожу, умираю такой легкою смертию». Не осуждайте, и не будете осуждены.

Преподобный Иоанн Лествичник говорит: «Вот самый кратчайший путь к прощению ваших грехов: не судите, и никто и вас не осудит».

Поэтому, дорогие братья и сестры, будьте ко всякому доброму делу приготовлены и познавайте заповеди Божии и старайтесь эти заповеди в своей жизни исполнять. Потому что только исполнители заповедей Христовых будут оправданы и наследуют Царствие Небесное. Всегда помните эту прямую заповедь: не судите и не будете судимы, не осуждайте и не будете осуждены. Каким судом судите, таким и будете судимы. Аминь.

Автор: Архимандрит Кирилл (Павлов)


 
Re: О грехе осуждения
СообщениеДобавлено: 27 дек 2013, 14:15 
Не в сети
Аватара пользователя

Господи Иисус Христос сын Божий помилуй нас грешных! люблю обнимаю


 
Re: О грехе осуждения
СообщениеДобавлено: 28 дек 2013, 11:28 
Не в сети
Аватара пользователя

О грехе осуждения


Один из наиболее распространенных сегодня грехов — осуждение. Если говорить медицинским языком, то это даже не эпидемия, а пандемия, то есть всеобщее заболевание. Все мы присваиваем себе то, что принадлежит только одному Господу Богу. Господь — всеправедный Судия, Господь – всеведущий Судия, Господь все знает, все ведает. Господь учитывает все мельчайшие обстоятельства. И все смягчающие обстоятельства Он принимает в рассмотрение для того, чтобы нас помиловать.

Мы же, которые ничего не знаем и видим только негатив, часто выносим ближним приговор, причем этот приговор окончательный и обжалованию не подлежит. И человек даже не знает, почему с ним стали холодны, почему с ним стали неприветливы, почему на него перестали обращать внимание. Никто особо и не пытается объяснить. Ничего и не объяснишь по-человечески, потому что осуждение – грех. И доказывать другому правомерность греха – это немножко странно.

Как-то я принимал исповедь, и так получилось, что подряд ко мне подошли три женщины, и каждая, исповедавшись и не дав мне открыть рта, сказала: «Вы, наверное, думаете…» Я ответил: «Знаешь, милая моя, пожалуйста, не думай никогда, что я думаю то, что ты думаешь. Я даже и подумать этого не мог, мне в голову не приходило». И еще я добавил: «Ты, наверное, очень прозорливая, ты мои мысли читаешь, но уверяю тебя, ты видишь только негатив, а позитива ты не видишь». На позитив прозорливости не хватает. У нас прозорливость негативная. Мы видим только плохое, какими-то секретными путями вычисляем, что у человека что-то ужасное в голове — и в общении с ним исходим из этого как из факта.

Так вот, нужно строго следить за своими мыслями, нужно категорически запрещать себе кого бы то ни было осуждать и присваивать себе право судить о поступках человека, который является следствием огромного комплекса и стечения обстоятельств. Что-то для него оказалось важным, и, может быть, когда он поступал, то думал, что поступает правильно, или, может быть, даже и не понял, что совершает ошибку. Но мы ему ничего не прощаем. Никаких смягчающих обстоятельств. Наоборот, капельки капают, и все собирается в какой-то огромное озеро, наполненное отравленной водой осуждения.

Или, как один батюшка говорил, мы видим соринки в глазу ближнего и, не видя бревна, пытаемся эти соринки из глаза ближнего вынимать. И возникает огромная гниющая куча мусора. Греховного, который засоряет нашу душу. И часто бывает, что какой-то конкретный грех, пусть он действительно тяжелый, от него гораздо легче избавиться и от его последствий, чем от кучи мелкой греховности. Потому что тут неправильное устроение души.

Поймать себя на том, что действительно осудил человека, трудно, потому что ты привык осуждать. Нужно прикладывать особые усилия, чтобы не осудить, чтобы не позволить этой греховной заразе проникнуть в твою душу.

Вспоминается случай, который произошел в Оптиной пустыни перед революцией. Уже после смерти отца Амвросия к скитоначальнику приходит один из братьев и говорит: «Послушай, что у нас за безобразие творится? К такому-то брату по ночам ходит женщина. Это ужас, столько времени в монастыре… Дожили».

Скитоначальник вызывает этого монаха и говорит: «Как так? Что такое происходит?» А тот даже заплакал и сказал: «Как Вы могли так подумать? Был бы жив отец Амвросий, он бы не допустил… Столько лет в монастыре, столько лет в скиту, и никто не смел меня оскорблять таким недоверием. Но все-таки раз видели, значит, видели». Хорошо, пошли втроем около полуночи, спрятались и наблюдали, что будет. И действительно, в полночь появляется женщина и сквозь закрытую дверь входит в его келью. Тут стало понятно, Кто к нему являлся. А если бы поверили, то какой ужас, какой срам, какой позор. Но не поверили, решили проверить.

Даже вопреки очевидности нельзя верить осуждению, этой несправедливости, которая нагло, навязчиво и при этом убедительно лезет в нашу голову.

Я хочу коснуться сферы, которая идет рядом и которая, к сожалению, мало у нас обсуждается. Господь говорил, что суд правый творите, только правый. Творить правый суд – это совсем нелегко. Нужно, чтобы была особая благодать Божья.

Еще древние в языческом Риме сформулировали принцип презумпции невиновности. Я часто спрашиваю людей: что такое презумпция невиновности? И в девяноста процентах случаев я ответ не получаю. А это принцип, который говорит о том, что если виновность человека убедительно не доказана свободным, справедливым, независимым и гласным судом, то к человеку нужно относиться как к невиновному до тех пор, пока вина его не будет доказана.

Часто в процессе судебного разбирательства оказывается, что человек невиновен, хотя все улики сходятся против него. А гласный суд подразумевает, что обвиняемый может защищаться, причем публично. Римляне сформулировали принцип аудитора — «Выслушай другую сторону». И защитник может спорить с прокурором, убеждать, приводить контрдоводы против прокурора, который обвиняет подсудимого. Когда действительно всем становится очевидно, что этот человек виновен или, наоборот, что он невиновен, тогда и решение суда принимается как справедливое и окончательное.

Так вот, мы не должны забывать этих принципов. Нельзя исходить из принципа презумпции виновности. А когда мы осуждаем, мы как раз из этого принципа исходим. Человек не может ни оправдаться, ни защититься, он вообще не понимает, за что его осуждают.

Самый страшный бич современного человека – это уверенность в том, что он имеет право всех и вся осуждать. Осуждая, мы теряем доверие друг к другу, теряем теплоту отношений, искренность, надежду, что человек не подведет. Люди становятся для нас чужими и враждебными, хотя это есть следствие всего лишь только нашей греховности.

Дай Бог нам это осознать и начать относиться друг к другу доброжелательно. Всегда можно спросить: скажи, пожалуйста, правильно я понимаю, что так, так, так и так? Он тебе скажет: нет, ты ошибаешься, это никакого отношения ко мне не имеет. Или можно по-другому: скажи, пожалуйста, как ты на это смотришь? Задай вопрос, чтобы человек сам тебе на него ответил.

Когда я стал священником и стал принимать исповедь, то понял, что еще один из самых распространенных грехов сейчас – это грех блудный. Подходит человек, кается в каких-то грехах. Я вижу, что в первый раз. Поскольку блуд — грех распространенный, то хочется спросить: скажи, пожалуйста, вот ты женат? Женат. А вот дальше я могу спросить по-разному. Могу так сформулировать: «Ты своей жене изменяешь?» Но это же оскорбительная формулировка! Ведь можно спросить иначе: «Ты своей жене верен?» Такая формулировка, наоборот, уважительная. Спрашивая так, ты соблюдаешь ту самую презумпцию невиновности.

Протоиерей Александр Ильяшенко


 
Re: О грехе осуждения
СообщениеДобавлено: 28 апр 2014, 19:26 
Не в сети
Аватара пользователя

За что осудишь – в то сам и впадешь


Автор: Прот. Михаил Шполянский


С самого начала моей церковной жизни я старательно кого-либо осуждал. Идеи, явления, предметы, личностей, сообщества, народы.

Я осуждал католицизм за неправославие;
Я осуждал красный цвет, за то, что его любят коммунисты;
Я осуждал гвоздики за то, что это «цветок революции»;
Я осуждал священников за короткие бородки;
Я осуждал писателей за то, что пишут «недуховные» книги;
Я осуждал американцев за парадные улыбки;
Я осуждал демократию за то, что она не монархия, монархию за несвободу, свободу за неиерархичность, иерархию за недемократичность.

И каждый раз Господь упорно разрушал мои построения. Он никак не давал мне спуску. Только стоило мне в чем либо — кроме как в Нем Самом — утвердиться как в точке своей правоты, как тут же то разрушалось.

Один священник как-то рассказал мне историю из своего детства. Послали его с бидончиком в магазин за молоком. Купил он молоко, и побежал домой. День весенний теплый, солнечный, бежится легко, весело, и сам себя со стороны видишь: вот какой ловкий мальчик бежит, красиво так через лужи перепрыгивает. Очень сам себе нравился. А тут очередная лужа, поболее и поглубже других, прыгнул, но поскользнулся – и буквально носом в средину лужи. И бидончик рядом в молоке плавает. «Вот так – завершил рассказ о. Сергий – потщеславился – сразу «ударил лицом в грязь». Буквально. На всю жизнь запомнил вразумление Господне».



Так и меня вразумлял Господь. Только мне понадобилось гораздо более времени, чтобы понять и запомнить. Иногда это происходило в результате развития обстоятельств, иногда внезапным событием. Зачастую комичным. А иногда – промыслительно опережало будущие искушения.

Как-то, уже будучи иереем, я заметил за собой, что очень раздражаюсь на людей, которые во время богослужения (особенно в ключевые его моменты) ходят по храму, заходят, выходят. И в какой-то момент вдруг я вспомнил: первое время после крещения и воцерковления нашей семьи, когда мы ходили по субботам на вечернее богослужение, то отстоять нам всю службу не получалось – малыши, дорога домой. А когда можно уходить — мы никогда толком определить не могли. Наконец, я зафиксировал для себя элемент службы, который был уже близок к окончанию, и который был для меня узнаваем. И каждый раз, когда начиналось знакомое песнопение, я давал знак, мы начинали собирать детей, вещи, и покидали храм. Это было – пение «Честнейшей» после восьмой песни канона утрени – одно из немногих мест богослужения, (наряду с шестопсалмием и полиелеем), которое традиционно требовало максимального внимания и молитвенной собранности прихожан. И за все время никто не сделал нам замечания! – хотя представляю, как мы мешали и соблазняли окружающих. Естественно, это воспоминание через годы подействовало на мое горячное раздражение как холодный отрезвляющий душ.

Как-то на приходе я произнес горячую проповедь против американцев и насаждаемого ими по всему миру образа жизни. Через неделю, на следующую воскресную службу, к нам, на сельский приход, каким то невероятным образом попала чета пожилых американцев, путешествующих с переводчиком по Украине. Это были милейшие люди, общение с которыми умилило и порадовало.
Бывало, что даже при «объективной» негативности явления, если я начинал осуждать, Господь конкретными ситуациями и индивидуальными встречами показывал мне: нельзя, не смей, суд тебе не принадлежит.

Злобно осуждал коммунистов и КГБ-шников. В 90-х годах бывшая работница районного партаппарата (из тех, кто всегда тащили на себе основную практическую работу), а ныне райисполкома, Галина Павловна Чмелева, оказалась нашим «ангелом-хранителем» при райадминстрации: её бескорыстные внимание и забота поддерживала и выручала наш приход как в повседневной жизни, так и в самые трудные минуты. Одним из самых уважаемых мною за глубокую порядочность, прямоту и честность, самоотверженность и стойкость, оказался полковник, всю жизнь проработавший в системе КГБ-СБУ.

Я осуждал о. Александра Шмемана и даже А.И. Солженицына за то, что их дети не стали православными священниками! Мои сыновья также не пошли по этому пути.

Не раз мне приходилось убедиться, что осуждение – это чаще всего – «лукавство лукавого», что поводом к нему явилось нечто, то ли вообще не существующее, то ли неверно нами понятое. Подозрительность в отношениях с ближними, доверчивость к дурным наветам и предположениям – излюбленное оружие врага. И как часто попадаемся мы на этот крючок!

А нередко прямым результатом осуждения было, что я так или иначе повторял то, за что осуждал. Иногда это была действительно некая немощь – по классическому принципу «За что осудишь – в то сам и впадешь». Иногда же, напротив, со временем я понимал, что то, что раньше осуждал как «неправославное», «апостасийное» и пр. и есть подлинное, живое, евангельское православие. Но, как бы там ни было, не давал мне Господь «почивать на лаврах» своей «правоты» и «духовности».

Об одном из случаев такого вразумления расскажу ниже.

Случилось мне как-то весной 2003 года прочитать где-то, что среди европейских народов наиболее нерелигиозные два: голландцы и чехи. Ну, голландцы «и прочие шведы» далеко, а чехи вроде бы тут, рядом; из одного «лагеря» выбрались. И они вот, оказывается — безрелигиозные. Плохие чехи. Да что мне? – «зачем, скажите, вам чужие палестины?» Но вот, оказались, нужны – чтобы осуждать азартно. Сам к этому почему-то мыслями возвращался не раз, с кем-то своим возмущением еще и делился – «Ах, такие-растакие, чехи! Бездуховные, неправильные».

Реакция не замедлила себя ждать. Май 2003. Звонит мне вечером друг, директор Николаевского зоопарка, Володя Топчий. «Отец Михаил, у нас тут группа биологов, едем завтра на несколько дней на Кинбурн, они хотят осмотреть гнездовья птиц. Не поедешь ли с нами?» Конечно, я согласился – ближайшие дни у меня были свободны.

Утром за мной заехали. Познакомились. Биологами оказались чехи, руководители и научные сотрудники зоопарков Брно и Вышков: Богумил, Йозеф, Карел, Юрий.

Часа через три мы прибыли на место. Разместились в поместье Толи Дюмина на лиманной стороне косы. И с этого же дня начались поездки по косе. Перемещались мы на дюминской же машине – вдевятером в маленьком трехдверном джипе «Исузу». Весело было, особенно процедура погрузки-разгрузки: «Ногу, ногу отдайте! Эй, а чья это голова у меня под мышкой?» Чехи, водитель Дюмина, директор ландшафтного парка «Кинбурнская коса» Зиновий Иосифович Петрович, Володя Топчий и его зам. по зоопарку Юра. И я.

Озера и солончаки с гнездовьями птиц: ходулочник, шилоклювка, кулик-сорока. Морской берег, за полосой прибоя выброшенные недавним штормом мидии – свежие и вкусные. Оконечность косы – быстрый поток воды уходит к горизонту двумя несмешивающимися полосами разного цвета, разделенными пенным буруном: справа темная днепровская, слева прозрачная морская. У самого берега можно стоять по колено в воде , и черпать ладонями с одной стороны желтоватую пресную речную воду, с другой – изумрудно-зеленую соленую морскую.

Эти дни остались в моей памяти как одно из самое светлых воспоминаний последних лет, если не всей жизни. Чехи оказались необыкновенно милыми людьми – интересными, адекватными, добрыми, очень живыми и веселыми. Они все вполне прилично говорили по-русски – плоды образования времен «социалистического лагеря», а самый старший из них (лет пятидесяти), Богумил, к тому же долго жил в Союзе, работал биологом на Сахалине. Так что общение было полноценным. Да и чешский язык, против моих представлений, оказался близок русскому; общие славянские корни помогали взаимопониманию. Беседы с ними были не праздными, но, напротив, часто содержательными, серьезными.

А еще наши гости прекрасно пели чешские народные песни. Меня это поразило – у нас кроме «Ты ж мэнэ пидманеула…» да невразумительных фрагментов еще нескольких популярных песен, при застолье пения не получается; никто толком не знает ни слов, ни мелодии. Чехи же, люди городские, далеко не песенных профессий, не являющиеся спевшейся группой (вместе пересекались они не часто), знали нескончаемое количество песен, сложных, многоголосых, мелодичных. Как-то вечером они устроили нам настоящий концерт, длившийся часа полтора. Откуда такое чудо? – не знаю.

А религиозность чехов? Доброта, любовь, самоотверженность в труде – ведь, по выражению Богумила, «в зоопарках работают только идиоты, мизерная зарплата при избытке обязанностей и ответственности». Мало ли этого? А вера, спросите? А кто судия – в чем эта вера, есть ли она и какова? Через несколько дней чехи уезжали на родину, и перед отъездом приехали ко мне. На воскресную службу. Приехали специально, и всю службу выстояли, даже Богумил с его больными ногами (застудил на Сахалине, в наших походах он больше сидел и ждал). Только Карел, хотя и простоял неподвижно все это время, но – за дверями. И объяснил такое свое решение очень убедительно: «Я думаю, будет нечестным по отношении к Богу (!), если я тут пойду в церковь — при том, что дома никогда не хожу. Вот вернусь, попробую пойти у нас на службу».

Мы расстались. Больше никого из них я не видел, кроме Богумила. Через год тот еще раз приезжал в Николаев, в зоопарк. И привез от всей братии мне подарок – здоровенную бутылку сливовицы.

Вот так.

«Не судите, да не судими будете»… Когда же наконец мы это запомним?

Очерк опубликован с небольшими сокращениями

Источник: http://www.pravmir.ru/za-chto-osudish-v ... z2zwBztUR2


 
 Страница 1 из 1 [ Сообщений: 4 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Наши сайты:
SmertiNet.ruСайт SmertiNet.ruAhirat.ruСайт Ahirat.ru
Наши друзья:
БулгаковианаСайт Булгаковиана
© 2012-2017 Смерти нет!
При поддержке phpBB Group и русскоязычного сообщества phpBB

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Time : 0.092s | 18 Queries | GZIP : On